Несколько слов о гипнабельности

Мене регулярно задают вопрос о гипнабельности в разных его вариантах. Например: «А все подвержены гипнозу?», «А бывают люди, на которых гипноз не действует?», «А я видел на видео с маятником, там были такие эффекты, которых у меня не было, может быть я негипнабельный?». Так что хотелось бы дать некоторые пояснения по этому вопросу.

Сразу укажу рамки, в которых буду рассматривать явление, конечно же, со своей точки зрения и в той модели, которой пользуюсь в своей работе:

  1. гипнабельны все, хоть и в разной степени, поскольку в широком смысле гипноз – это сон в разных его проявлениях (не только в обычном формате сна, которым пользуются люди каждый день, когда отправляются в объятия Морфея, но и в нём тоже). Гипнабельность – это неотъемлемая часть психики;
  1. как рабочий параметр в гипнотизме под гипнабельностью я, всё-таки, буду подразумевать, способность самостоятельно или с чьей-то помощью (например, с помощью гипнотизёра) целенаправленно настраиваться на состояние сна (гипноза);
  1. Качественное состояние сна индивидуально. Высокая гипнабельность – способность свободно погружаться в сомнамбулизм. При этом качественные рамки сомнамбулизма индивидуальны.

А теперь воспользовавшись собственным опытом  и наблюдениями, немножечко попробую порассуждать на данную тему. )))

Вот что написано в умной книжке про гипнабельность (для себя ничего практически ценного там не нашел, в ней на мой взгляд много схематичностей не соответствующих действительности, во всяком случае той действительности с которой сталкиваюсь я регулярно) … Итак «Психотерапевтическая энциклопедия», Б. Д. Карвасарский:
«Гипнабельность, гипнотабельность, гипнолабильность. Этим термином обозначается индивидуальная способность подвергаться гипнотическому воздействию, достигать гипнотического состояния той или иной глубины.
Гипнабельность пациента имеет значение для определения показаний к различным видам внушения.

П. И. Буль (1974) отмечает зависимость гипнабельности от внушаемости пациента наяву (существуют специальные приемы ее определения), особенностей личности пациента, обстановки, в которой протекает сеанс гипнотерапии, опыта врача-психотерапевта, его авторитета и степени владения техникой гипнотизации, а также степени «магического настроя» пациента».

Данное «определение» не определяет ничего… Но возможно как и во всякой серьезной книге здесь подразумевается предварительный уровень подготовки специалиста, который пытается это читать, ну как и в каждой серьезной специальной литературе? Но нет! Здесь присутствует про гипноз вообще какая-то абракадаба и общие слова про гипнотерапию!

Смотреть:
Девиантное поведение. Часть 1. Глава 3. (окончание) #9

Хотелось бы оспорить также тезис Буля. Павел Игнатьевич – действительно был серьезным специалистом, который глубоко исследовал гипноз не только в рамках психотерапии. Его три монографии – были настольными книгами любого советского психотерапевта применяющего гипноз. Однако, я бы не стал ставить в прямую зависимость гипнабельность и внушаемость. Не стал бы я, также, рассматривать соответствие гипнабельности и типа личности гипнотика. А вот зависимость между гипнабельностью и эмоциональностью определенно есть, хоть и не прямая.  Я не думаю, что существуют реальные исследования корреляции между гипнабельности и теми или иными параметрами условных сфер психики. И, на мой взгляд, большая часть рассуждений на тему, что гипнабельность выше у творческих людей, у спортсменов или крупных мужчин – по большей части домыслы и умопостроения. Суперсомнамбулом может оказаться любой дядя дворник Джамшит из горного аула без образования и движимый исключительно инстинктивными потребностями. Поскольку сам я не стремлюсь мистифицировать явление гипноза, и имею опыт работы со скептически настроенными людьми, то вообще никак не связываю гипнабельность человека с «магическим настроем» гипнотика или верой. Опыт показывает, что это может стать дополнительным мотиватором, но гипнабельность тут не причём.

Если говорить о внушаемости, то это напрямую связано с тем, как стандартно выстраивается на основе вербализации наше мышление и как следствие сознание. Ведь посредствам ментального конструирования с помощью слов происходит настройка психического состояния. И слова – лишь один из многих, хотя и наиболее простой и удобный способ создавать настройку на сон. Внушаемость в обычном состоянии даже у плохо гипнабельного человека может быть просто патологической, а у суперсомнамбула внушаемость может быть довольно низкой, выборочной. То есть высокая внушаемость или доверчивость дает возможность без особых усилий и быстро перевести человека в любое состояние. Мало того, то, что человек находится в глубоком гипнозе с выраженным раппортом и является очень приличным сомнамбулом – вовсе не факт, что внушаемость у него будет беспрекословная, даже, казалось бы, при безобидных внушениях. Даже в сомнамбулизме при доминирующем положении гипнотизёра над гипнотиком внушения могут игнорироваться. Всё зависит от человека. На мой взгляд, внушаемость следствие воспитания, а вот гипнабельность – свойство врождённое.

Смотреть:
1.06.2017 Москва. ДК "ТриПтиХ". Три фрагмента двухчасового интервью.

В определении того, что стоит за гипнабельностью, я солидарен с В.Л. Райковым, который определял ее как «психическую пластичность». Это именно способность быстро и эффективно адаптироваться к окружающим условием, свойство определяющее восприимчивость человека. При этом человек может быть «творческой личностью» или нет, может быть интеллектуалом или нет, может быть мастером в любом деле, иметь любые физиологические параметры, при этом гипнабельность может быть любой.

Осталось еще раз сказать, что гипнабельны все, и в сомнамбулизм погрузить при должном упорстве, количестве времени и желании работать с низкогипнабельными людьми можно любого, что доказал еще в начале XX века Оскар Фогт. Но, качественные параметры и фактура сомнамбулизма человека с плохой гипнабельностью не так интересна, как у сомнамбул.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.