Про гипнабельность. Часть 1. О явлении

Введение

Относительно гипнабельности на деле никто ничего конкретного не говорит. Нет никакой однозначной продуктивной модели, ни какое значение это имеет в жизни человека, ни как это качество психики связано с другими психическими качествами и функциями. До сих пор никто не делал никаких серьёзных ни качественных, ни количественных исследований по данному вопросу. Кроме того, эту, казалось бы, не сложную тему стараются или запопугаить, или просто избегать. Эта самая видимая простота вопроса заключается в том, что непонятный термин может быть расшифрован очевидным, хотя и ничего не объясняющим словосочетанием: «Гипнабельность – это качественная способность погружаться в гипноз». Но феноменология данного явления отсутствует, чтобы строить хоть какие-то качественно-количественные модели. То есть очевидный перевод одного слова «гипнабельность» в четыре «качественная способность погружаться в гипноз» не дает с прикладной точки зрения ничего. А ведь именно это определяет рамки возможности использования гипноза в каждом конкретном случае.

Приведу несколько обобщенных высказываний на эту тему имеющих определённую типичность:
1. Есть только сомнамбулы и плохогипнабельные;
2. Гипнозу поддаются от 2 до 5 процентов;
3. Гипнабельных людей примерно 40% (60% по другим утверждениям).
Никаких реальных оснований, в данных утверждениях нет. Действительно, есть разная гипнабельность у людей, но негипнабельных точно не существует. Оскар Фогт отстаивал гипотезу, что с должной степенью упорства в сомнамбулизм можно погрузить любого человека, и доказал это на практике. Но всё-таки не существует какой-то толковой классификации, которая определяла степень гипнабельности и зависимость от нее эффективной применимости гипнотизма для различных случаев в работе с психикой.

Мифы и ориентиры

Существует ряд стереотипов. Например, что высокая гипнабельность – свидетельство «слабости нервной системы», этот стереотип связан с мифологией возникшей вокруг истерии, в корне не верен. Еще один миф о гипнабельности, что она зависит от образа жизни, ну, типа если не куришь, не пьёшь, вегитарианец, много медитируешь, то гипнабельность зашкаливает. Это распространяют странные личности, помешанные на сомнительных шизотерических концепциях. Другое широко распространенное мнение, что гипнабельность можно развивать, подобно тому, как можно накачивать мышцы, нужно получать «трансовый опыт», чтобы развивать это качество. Думаю, что концепция «прокачки гипнабельности» не особо перспективна. Конечно, опыт получать имеет смысл, и начинать использовать тот потенциал, который находится в незадействованном состоянии имеет смысл, если к этому подходить с головой, а не стимулировать работу бредогенератора на интуитивном уровне ))). Но здесь речь, опять же, не о развитии гипнабельности. Опираясь на свой опыт, я считаю, что гипнабельность – это индивидуальное качество психики, которое является врожденным. Конечно, в определенных пределах ее можно «подраскачать», как и любую способность, но все усилия обычно упираются в потолок отсутствия достаточных задатков для реализации задуманного. Развивать можно навыки использования гипнотических состояний, а гипнабельность не навык, это потенциальная возможность.

Смотреть:
О гипнологии, как науке.

Когда меня спрашивают о том, существуют ли негипнабельные, я всегда отвечаю, что не существуют, и обычно ещё к этому утверждению делаю гиперболу: «Если человек негипнабелен, значит он мёртвый, поскольку гипнабельность фундаментальное свойство психики, которое позволяет человеку адаптироваться к окружающей среде, причем, подозреваю, что оно вражденное». «Негипнабельность» в настоящее время – миф из сценического гипноза, который в психотерапии не имеет смысла. Он просто задает рамки применимости гипнотизма в определенном контексте. Обычно у людей гипнабельность довольно высокая, невысокая гипнабельность – скорее исключение.

Чтобы определиться с феноменом гипнабильности, целесообразно выстраивать определение в связи с феноменами гипноза, и их проявлениями у различных людей. Т.е. качественную модель гипнабельности имеет смысл строить исходя из возможности качественной реализации различных психических феноменов.  Кроме того стоит учесть, что:

Во-первых, не существует никаких количественных исследований относительно гипнабельности, и оценки типа 40% или 60% продуктивного использования гипноза – взяты из головы, а не из экспериментальной оценки. Кроме того, если включать фактор личности специалиста, можно сказать, что с первого раза сомнамбулизм достижим в более чем 90% случаев при комфортных для гипнотика условиях. Гипнабельность при этом будет разной, если за уровень гипнабельности брать продуктивность фаз гипноза. Но, в первую очередь с точки зрения феноменов и оценки продуктивности наибольший практический смысл имеет сомнамбулическая фаза, и ориентироваться стоит на неё, но и не стоит забывать о летаргической и каталептической фазах, оценка которых имеет смысл для продуктивной работы с физиологией, что в некоторых случаях имеет критическое значение в психотерапии.

Во-вторых, никакие механистические модели «по аналогии» (вроде рисования моделек «гаусовского распределения» при непонятно каких переменных, которые и притягивают за уши всякие «60% гипнабельности») вообще не имеют смысла, если гипнабельность рассматривать с точки зрения физиологической модели как психическую пластичность, как определял ее, к примеру, Владимир Леонидович Райков. В таком случае вообще не понятно от чего зависит гипнабельность как функция, поскольку психические феномены в подобных моделях принципиально игнорируются. Да и вообще, большой вопрос применимости рамок формальной логики (математических моделей), а не логики диалектической для выстраивания психических моделей. Во всяком случае, пока не разрешено однозначное противоречие выстраивания нейронных моделей психических функций, формальная логика однозначно применяться не может.

Смотреть:
О перспективах использования гипноза в развитии человека. Часть 4. Мотивация и героизм.

Из истории вопроса

Надо отметить, что качественные модели классификации гипнабельности в рабочих рамках своих потребностей строили ещё магнетизёры начала XIX века. Конечно, рассматривалось всё с позиции поиска медиумов для их метафизических исследований, и для современных реалий и целей психотерапии подобные классификации не особо подходят. Целью этих метафизических поисков был контакт с Мировой Душой (anima mundi) и мистические откровения.

Например Клуге в своем учебнике по животному магнетизму различал шесть ступеней этого состояния: (1) Состояние бодрствования – пациент чувствует нарастающее тепло; (2) Состояние полусна; (3) «Внутренняя темнота», т.е. собственно состояние сна и отсутствие чувствительности»; (4) Внутренняя ясность», т.е. ощущение своего тела, экстрасенсорное восприятие, чревовещание и т.п. (5) «Самосозерцание»: пациент способен очень ясно видеть изнутри свое тело и тело того, с кем он находится в связи; (6) «Универсальная ясность»: способность раздвинуть границы времени и пространства и воспринимать события прошлого, будущего или же происходящие в данный момент на значительном расстоянии (взято из «Нераскрытые тайны гипноза» М. Шойфет 2006 г.).

Время «классического гипноза», начатое с доклада Жана Мартена Шарко в 1882 году, ознаменовано исследованиями так называемой истерии и ярких проявлений психосоматических патологий. Гипноз благодаря Шарко был принят как экспериментально смоделированное истерическое состояние, поскольку с помощью него можно было анализировать подобные явления. Собственно классическая классификация гипнотических фаз как истерических состояний была подробно исследована и проанализирована многими видными гипнотизёрами того времени. Полную описательную и аналитическую модель соответствия истерических и гипнотических феноменов в законченном виде сделал Пьер Мари-Феникс Жане (см. «Психический автоматизм» П. Жане). В этих рамках Жане предлагает качественную модель феноменов, как полный и частичный автоматизм, т.е. критерием является способность в качественном виде реализовывать элементарные психические феномены. За эталон взяты полные автоматизмы, описанные Жане. Но в такой модели нет градации кроме как полный и частичный автоматизм, т.е. идеальный и не идеальный случаи. В этом случае действительно можно говорить о супер-гипнотиках, которые реализуют большую часть психических феноменов, и всех остальных, у кого эти феномены реализуются в неидеальном виде. Про гипноз и истерию, думаю, стоит написать отдельную статью, поскольку и тема довольно обширная и типичных вопросов в её контексте поднакопилось.

Смотреть:
Взаимовнушение, взаимоподражание и взаимоиндукция как объединяющие факторы.

После систематизирования гипнотических феноменов появилось множество их классификаций. Одной из них является классификация Каткова – простая линейная модель для гипнотизирования по аналогии с физиологическим сном, принятая в советской школе психотерапии. Это чисто прикладной продукт, который с физиологической точки зрения стандартизировал гипнотическую индукцию для советского психотерапевта. Никаких других задач, кроме определенной схемы данная классификация, да и любые другие не выполняют. Главный критерий продуктивного состояния (3.3 по Каткову) – позитивные или негативные галлюцинации с открытыми глазами. Позитивные галлюцинации служат критерием достижения стабильного гипносомнамбулизма, негативные – качеством этого состояния. Всё предельно просто, понятно и на пальцах. В большинстве случаев пошагово схема Каткова реализуется в рамках 5-ти минут, на человеке, который до этого не разу не был в гипнозе (см. Е.С. Катков «К вопросу о показателях глубины гипнотического состояния у человека» 1956 г.). 

Гипнабельность, внушаемостью, конформность

Гипнотизм в его классическом виде прочно ассоциируется с внушением, и здесь вопрос вовсе не ставится очередной раз о том, что это два разных явления. Почти все авторы, начиная с Фариа и его учителя Пюйсегюра, указывают на связь между гипнабельностью и внушаемостью. Фариа указывает на веру в метод, в себя и в специалиста (см. «О причине ясного сна, при исследовании природы человека, написанное аббатом Фариа, брамином, доктором теологии» 1819 г.). А начиная с Ипполита Бернгейма и его теории внушения, гипнабельность многими отождествляется с внушаемостью. Константин Иванович Платонов также указывал на значительный рост эффективности психотерапевтического воздействия внушения в зависимости от глубины гипнотического состояния. С другой стороны, Пьер Жане указывал на неоднородность воздействия внушений в различных состояниях не зависимо от глубины и личности испытуемого, и даже возможную полную не внушаемость человека в гипносомнабулизме, при значительной внушаемости в обычном состоянии.

Смотреть:
Гипноз и гипнотизм

Мой опыт показывает правоту позиции Жане, относительно позиции Бернгейма, проводящего прямую зависимость гипнабельности и внушаемости. В моей практике были случаи супергипнотиков, которые имели низкий уровень внушаемости в сомнабулизме, а воздействие было возможно лишь при выстраивании оптимальной модели коммуникации, где внушаемость была высокой, но выборочной. При этом в нормальном состоянии у этих субъектов внушаемость была весьма высокая, а в гипноз их до того никто никогда не погружал. Конечно, такие случаи скорее исключение, но они показывают, что всё-таки гипнабельность и внушаемость вещи не только разные, но и не обязаны идти рука об руку. А анализ психических состояний и психотехническая подготовка, показывает, что это может стать правилом для большинства людей (проверено на себе и на людях).

А вот ещё как-то раз мне заявила одна психологиня с кандидатской степенью, что (цитата) «про ваш гипноз всё давно понятно», что это никакой не вопрос чего-то особенного, и всё сводится просто к конформности (для ознакомления с явлением рекомендую фильм «Я и другие» 1971 г.). Отмечу, что данная мадам вообще никакого отношения к гипнозу не имеет, и в реальной жизни его никогда не наблюдала, хотя и заявляет себя психотерапевтом.

Кстати, с конформностью-то как раз всё понятно и как с феноменом, и с количественной стороной вопроса (для прояснения вопроса см. работы М. Шарифа и С. Аша). Конформность действительно определяет степень некритического принятия информации, и является социальным проявлением внушаемости. И здесь степень высокой конформности при явных противоречащих здравому смыслу и объективному восприятию ситуациях равна примерно 40% всех испытуемых, а при не явных и длящихся ситуациях зашкаливает, а некритическое принятие ситуации и информации становится правилом. А негативизм, является лишь продолжением того же конформизма (негативисты внушаемы, как и конформисты, просто это демонстративная позиция). И гипнабельность тут не при чём. Я встречал весьма плохих гипнотиков, степень внушаемости, которых просто патологична. Наглядным примером здесь могут стать пожилые люди. Выявлен рост конформности в зависимости от возраста, а при отсутствии явных психических патологий гипнабельность «на душу населения» среди пожилых людей примерно та же, что и среди взрослого населения (я веду учёт))).

Смотреть:
К вопросу о зависимостях. Часть 1

Про определенность в том, что же оценивать

Пора перейти от противоречий в определенности явления и его качественной оценке.

Если рассматривать гипнабельность как способность погружаться в гипноз, с точки зрения физиологических параметров, поведения и психических феноменов имеет смысл оценивать эмоциональность, поскольку именно эмоции служат проводником между физиологией и психикой. Причем для оценки качества гипнабельности необходимо обращать внимание не на эмоциональную подвижность (нейротизм), а на глубину эмоций.

Если смещать акцент в сторону сомнамбулизма, то учёт факта наличия галлюцинаций или иллюзий с открытыми глазами определяет скорее устойчивость состояния и полное ассоциативное соответствие измененного сознания и физиологического состояния, а не качественную способность выстраивать продуктивные результаты при использовании гипноза с определенной целью. Для оценки гипносомнамбулизма важно оценить возможность реализации комплексных феноменов: качественную способность преодолевать рамки объективного восприятия, а это негативные галлюцинации, создание отдельной галюциноторной реальности, и качественное кратное усиление интенсивности восприимчивости отдельными органами чувств; феномены продуктивной гипермнезии (точность деталей подразумевается) и амнезии; трансформация личности, как комплексная способность перенастройки всех когнитивных функций. Отталкиваясь от этого, можно построить качественную и количественную шкалу гипнабельности для большинства потребностей в использовании гипноза и эффективного прогнозирования результата его использования. И уже тогда создавать стандартизированную модель оценки этого параметра.

***

В заключение хотелось бы сделать анонс следующих статей о гипнабельности. Первая о сочетании гипнабельности  и личной продуктивности, т.е. тема о том, какое место и влияние гипнабельность занимает в потенциальной возможности реализации личного потенциала человека. Вторая про связь одаренности, гипнабельности и психических отклонений (психопатий и психических расстройств), поскольку спекуляций на эту тему просто тонны-километры.

©OlegVadan, 2016

 

1 2 3

Комментарии 2

  • Какова его достоверность? — Тест на гипнабельность НИИ неврологии и психиатрии им. В. П. Протопопова онлайн флэш: http://www.psi-test.ru/control/gipnobel.html

    • На мой взгляд, достоверность этого «теста» нулевая, поскольку измеряется скорее уровень магического мышления, а не гипнабельность. Магичность мышления может просто зашкаливать, а гипнабельность при этом будет ниже плинтуса. Эти категории вообще никак не коррелируют.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.