К вопросу о зависимостях. Часть 1

Введение

Почему я решил написать данный опус? Во-первых, я последние пару месяцев наблюдаю девиантную молодежь с наркотическими зависимостями, можно сказать, в «естественных условиях». Во-вторых, занимаюсь реабилитаций лиц с психическими и невропатологическими расстройствами, где зависимости часто идут, как сопутствующая симтоматика. В-третьих, несколько раз в течение месяца столкнулся с вопросами созависимости в рамках частной практики… Одним словом, тема зависимостей нет-нет, да всплывает во впечатлениях о том, «как я провёл этим летом»… Питер и специфика профессии способствуют )))

***

У меня уже была формальная статья (см. здесь), где я приводил классификацию аддикций из МКБ 10 и небольшие формальные описания некоторых распространенных зависимостей. Также была статья про гипнотерапию химических зависимостей (см. здесь). В этой же статье я постараюсь конкретизировать явление и проиллюстрировать на живых примерах из собственного опыта важные, на мой взгляд, нюансы зависимого поведения, которые четко проявляют его родовые признаки.

В качестве наглядного пособия представлено несколько зависимых персонажей, жизненно иллюстрирующих общее повествование.

  1. С. мужчина 28 лет (алкоголизм, мозаичная психопатия, шизофрения)
  2. М. женщина 46 лет (созависимость, пищевая зависимость, аффективное пограничное расстройство)
  3. В. девушка 17 лет (наркомания, циклотимия, асоциальная психопатия)
  4. К. девушка 21 год (ОКР, зависимость от общения, маниакальный монопсихоз, анорексия)
  5. Л. женщина 32 года (созависимость, виктимность)
  6. И. женщина 34 года (мозаичная психопатия, созависимость, сексуальные перверсии, шизофрения)
  7. И. мужчина 38 лет (алкоголизм, зависимость от человека)
  8. А. женщина 30 лет (наркомания, дефицит внимания, гиперактивность)

Пример эти граждан пояснят нам нюансы того, как зависимое поведение воспринимается ими субъективно, как оно выглядит со стороны, и к чему оно приводит. Люди все подобрались колоритные – просто песня! у всех просто букет симптомов. Но при зависимом поведении так всегда. Я никогда не встречал зависимость как явление само по себе. Ему сопутствует еще много всяких интересных явлений дополняющих картину зависимого бытия…

 

Смотреть:
Взаимовнушение, взаимоподражание и взаимоиндукция как объединяющие факторы.

Зависимое поведение – что это?

В академической психологии (люблю словосочетание «академическая психология», она полностью отражает современные подходы в психологии – кабинетность и высосанность из пальца) наблюдается тренд пренебрежения правилами формирования понятий. Там постоянно уходят от четкости определений, размывая границы явлений. Это позволяет уходить от ответственности за предмет изучения с одной стороны, а с другой, создавать обширное поле для различных спекуляций и оправдания своего существования. )))  Посмотрите любой учебник по аддиктологии или девиантологии, убедитесь в этом. Читая эти измышления можно придти к выводу, что всё, что с нами происходит регулярно – это зависимое поведение. Удовлетворение потребностей, судя по написанному там, – это уже зависимость. Правда указывается как признак отклоняющееся поведение … что само по себе мало проясняет суть явления. Но, видимо психологии типа Старшенбаума или Котлярова, на которых последнее время все ссылаются, стараются не замечать, что явление изучено в психиатрии и его родовые признаки определены. Под зависимости даже целое направление в медицине есть – наркология. Конечно, ситуация и в психиатрии и в наркологии оставляет желать лучшего, но прежде чем писать свои измышлизмы, стоило бы обратиться к опыту психиатрии, которая поколениями работает с этим явлением. И то, что психология – это не психиатрия, не означает, что явление в психиатрии отличается от того же явления в психологии.

Мы пойдём более традиционным путем и сразу будем «брать быка за рога», и без предисловий дадим два определения, которые понадобятся для понимания сути явления. Тем самым конкретизируем явление и укажем на ответственность за то, что предстоит делать и зависимому, и психотерапевту. Ведь определенность явления дает возможность сделать его системный анализ, и подобрать оптимальную стратегию решения вопроса избавления человека от этого расстройства.

Зависимое поведение определяют три основных признака: выраженная аффективность в отношении предмета зависимости, рецидив и деструктивность по отношению к самому зависимому.

Психопатия – психопатологический синдром характерезующийся дефектом  аффективной «расторможенности» или недостаточности (например, безэмоциональность или неспособность испытывать некоторые эмоции), проявленным постоянно или периодически. Для психопатии также необходимым признаком является фактическое отсутствие критики к аффективному дефекту и проявленному аффективному поведению (см. П.Б. Ганнушкин «Клиника психопатий»). Может быть как симптомом психического расстройства, органических нарушений НС, так и самостоятельным явлением. Может быть конституционно обусловленным (врожденным), развиться из предрасположенности в следствии психогенных причин, так же проявляться под давлением психогенных факторов, при этом пропадать в отсутствии таковых. Психопатия — это аффективное расстроройство личности.

Перевожу на русский…

Зависимость – это поведение постоянно повторяющееся, эмоционально окрашенное (обычно весьма ярко в виде влечения при выполнении и негативно окрашенное при препятствии выполнения), ведущее к личной, эмоциональной и интеллектуальной деградации. Отмечу также, что зависимое поведение (аддикция) в своем явном развитии превращает человека в психопата, если сама по себе не является симптомом психопатии. А теперь про психопатию, как расстройство личности.

Психопатия – это патологический дефект эмоциональности, который ничем не скомпенсирован, что делает человека эмоционально неадекватным, при этом он не может относиться критически к своему состоянию. Для сравнения можно сказать, что тётенька с ярко выраженным ПМС – на это время психопат ))), но у психопата всегда ПМС. И аффективность бывает и астеничная, и цинично-бесчувственная, и фобическая, и брутальная … в общем, для классификации аффективных черт различных форм психопатий смотрите Ганушкина – это классика. Про прочие квалифицирующие описательные признаки психопатов, которые можно найти во всяких википедиях и психологических источниках, можно сказать, что мне не встречалось во всех тех описаниях и классификациях полноценных родовых признаков явления. Так что здесь всё ещё печальнее, чем с определением зависимости, поскольку с таким подходом вообще работать невозможно.

***

И не важно, что является предметом зависимости, любое зависимое поведение стимулирует динамику развития психопатии и далее психоза. То есть то, что говорят про алкоголизм, что у него есть три стадии, тоже самое справедливо и для любой другой зависимости. 1 стадия – акцентуированность, проявляющаяся как влечение, 2 стадия – выраженная психопатия с непреодолимым аффектом, например в форме запоев, 3 стадия – психоз и деменция, когда личность человека полностью разрушена вследствие зависимого поведения. Человек деградирует по одному из психотических сценариев, чаще всего маниакльному или маниакально-депрессивному. Ну а с химическими зависимостями самый распространенный сценарий пермонентного абстинентного синдрома и психическая и физиологическая деградация. Могут также развиться психозы сходные с синильными расстройствами, шизофренией, эпилепсией или биполярным расстройством. Одним словом, ничего хорошего… впрочем, мне тут иногда напоминают перверсивную поговорку: «Для меня алкоголизм не страдания, для меня алкоголизм – удовольствие!» )))

Но, это всё в общих словах и примерных схемах, теперь перейдем к описательной части разукрашенной нашими персонажами! 

Химические и нехимические зависимости.

Классически зависимости разделяют на химические и нехимические по формальному признаку наличия в поведении употребления психоактивного вещества. Но, есть классификаторы, которые говорят, что все зависимости химические, поскольку стимулируются «эндогенными наркотиками». Но, это все равно сказать, что любой человек наркоман, поскольку все нейромедиаторы (эти самые «эндогенные наркотики»), а также эндогенный алкоголь являются естественными метаболитами и неотъемлемы от нормального физиологического состояния любого человека. Т.е. в подобных утверждениях опять наблюдается подмена понятий.

Один из родовых признаков то, что зависимость – это поведение, т.е. внешнее взаимодействие с объектом зависимости, а не мотивация, не мысли по этому поводу, и не физиологические процессы и химические реакции, которые происходят внутри человека, а поведение. Хотя действительно, аффект (эмоциональное состояние) на физиологическом уровне является гормональным выплеском. И аффективность поведения при зависимости стимулирует гормональный выплеск. А, если говорить о химической зависимости, например наркомании, то наркотик – это привнесенная извне замена определенного гормона (в случае опиата, например героина, это замена эндорфинов). Но, опять же, следствием таких смешиваний понятий как всегда являются ошибочные выводы в возможности механистичного подхода в терапии, где само поведение, его мотивы и их коррекцию просто исключают. Кроме того, обычно в таких методах, кстати, к которым сводят современную психиатрию и наркологию, забывают, что эти самые гормоны можно привести в порядок нефармакологическими методами.

***

Итак, деление зависимого поведения происходит по формальным признакам: химические и нехимические зависимости. А вот Котляров еще выносит в отдельную категорию пищевые зависимости. Подобное допущение можно выделить, как отдельный подкласс в силу его распространенности.

***

Персонаж N1 в нашем списке. Яркий представитель питерских городских сумасшедших, которого я случайно встретил и наблюдал в течение трёх недель.

По признанию С. алкоголь в его жизни, как постоянный спутник появился с 19 лет. Попробовал он его, конечно, значительно раньше. Но вот непреодолимую тягу к нему он почувствовал в 19.

С. называет себя артистом, цитирует стихи, тихо ненавидит тех, на кого не удалось произвести впечатление. Алкоголизм признает, при этом оправдывает его, как сопутствующее творчеству обстоятельство, свойственное почти всем гениям. Рассказывает, что у него есть свои фанаты, что его постоянно узнают на улице, что «брал с Бутусовым «Золотую маску» за «Макбета» (в официальных источниках про него в составе труппы ничего нет). Почему-то считает, что его все должны узнавать, но он старается, не привлекать внимания. А еще он лидер панк-рок коллектива хорошо известного в узких кругах, но записи композиций для особо посвященных, и только в закрытом доступе. Постоянно намекает на связи в криминальных кругах, в СМИ и правоохранительных органах. На что живёт – не понятно, поскольку реальной занятости давно не имеет.

В состоянии сильного алкогольного опьянения демонстрирует агрессивность и расторможенность, в то время как в состоянии легкого (совсем трезвым на протяжении трёх недель наблюдения я его не видел) угрызения совести, паралогику и депрессивность. Всем рассказывает о том, что его предназначение «Чтобы дети улыбались!». В мой адрес: «А что в этом мире делаешь ты?! Да ты – Кашпировский проклятый! Чумак! Хакамада!» (по его мнению, это люди пустые и безнравственные, а Кашпировский ещё и дьявольский приспешник). С. считает себя гением, потому что так чувствует. Нацисизм и патологическая лживость, мания величия в виде «непризнанного гения»… тут яркая демонстрация истероидной психопатии. Кроме того, в состоянии сильного опьянения С. демонстрирует типичное для параноидальной шизофрении галлюцинаторную симптоматику (голоса, чтение мыслей), которая, скорее всего, присутствует и в других фазах его состояния. Но в более «вменяемом» состоянии у него выражены параноидальные симптомы стёртые депрессией и явными психопатическими проявлениями.

При сильном опьянении С., как и гоголевский Ноздрев, – личность историческая. В нем просыпается воинствующий поборник всяческой справедливости и духовности, гомофоб, «художник и поэт», «смотрящий за хатой», «герой-любовник», «провидец смыслов бытия» и прочее, прочее, прочее… Алкоголь также проявляет у данного персонажа диссоциативное расстройство, с типичной амнезией и личной трансформацией. С. как Абрам из анекдота, который после рюмочки, становится другим человеком.

Сложно сказать, что для С. было первично в развитии его расстройства – шизофрения или алкоголизм. Вряд ли можно сказать точно о причине и следствии, одно от другого отделить мне не представляется возможным. По степени запущенности это явная 2-я стадия алкоголизма с сопутствующим ему дополнительным расстройством психики.

Занавес!

 

Смотреть:
Два ответа на вопросы про гипноз: гипноз и спецслужбы; гипноз и необходимое образование.

Зависимое поведение, как деструктивная динамика психики.

Если говорят о наследственности психических расстройств, почему-то считается, что это как-то относится к передаче генов, что не вполне верно. Нужно понимать, что если ребёнок воспитывается психопатом-родителем, родителем у которого психическое расстройство, то у него в любом случае будет наблюдаться дефект психического развития (деформация личности). Часто такие дети развиваются в тяжелых, постоянно травмирующих психику, условиях (о групповой динамике и развития психозов можно почитать, например, у Грегори Бейтсона). Хотя, действительно, конституционная предрасположенность к психическим расстройствам однозначно существует, и психоз может развиться без особых внешних причин. И здесь зависимое поведение может свидетельствовать и как о формировании и как о развитии патологии психики.

***

Персонаж N2 демонстрирует реактивную динамику созависимости, как это обычно и бывает, и, далее, формирование психического расстройства.

М. с самого рождения росла условиях домашнего насилия со стороны матери. Отец был пьющим но спокойным. Мать всегда требовательная, мелочная постоянно давила и вела себя агрессивно вербально и физически по отношению и к отцу, и к М., и к её младшей сестре. Теплые чувства проявляла очень редко, настраивала сестёр друг против друга, отца унижала и прививала отношение детей к нему, как к ничтожеству. При этом, со слов знакомых, мать была всегда принципиальной, образцово-показательной и передовой на работе. М. доставалось за каждую мелочь, при этом с матерью выстроилась шизофреническая привязанность, где потребность в эмоциональной связи, отчуждение от этой потребности и негативизм матери создали зависимое поведение, которое М. перенесла уже на все свои близкие отношения.

В студентческие годы она рассорилась с мамой, вышла замуж. С первым мужем не сложилось, она быстро вышла замуж во второй раз. «Вначале было всё хорошо, пока муж совсем крепко не начал пить. Он меня оскорблял, избивал меня. У меня после рождения ребёнка начали случаться припадки и попытки суицида. Муж сначала нашел мене психотерапевта, которая меня постоянно доводила до слёз, и говорила, что так и надо, но мне от её сеансов становилось всё хуже. Я ей так доверилась, а потом она начала меня обвинять во всём, что со мной происходит… Потом муж сдал меня в психушку, отобрал у меня сына пока я там лежала… Однажды пришла мама с сестрой и сказала, что ей стыдно, что у нее такая дочь. Что это позор для всей семьи, что я лежу в психиатрической больнице»…

В настоящее время М. живёт одна на пенсию по инвалидности, очень религиозная, помогает в храме, готовится работать «православным экскурсоводом»… посещает стационар ПНД, у нее много побочных эффектов от препаратов. Из наблюдаемых симптомов аутичность, астения и абулия… Она помирилась с мамой… Очень страдает, что живёт одна, постоянно хочет восстановить отношения со своим бывшим мужем, чувствует вину перед сыном (уже взрослым). Жалеет, что все отношения, которые у нее были, заканчиваются одинаково. Единственная отдушина, которая приносит позитивные ощущения – это выпечка и сладкое, остальное не радует…

Вот такая история любви… Занавес!

 

Смотреть:
Гипнотизм и психоанализ. Часть 4.

1 2 3 4

К вопросу о зависимостях. Часть 1
5 (100%) 1 vote

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.