К вопросу о зависимостях. Часть 3.

Зависимость и созависимость – групповая динамика.

Вот, по определению, homo он вроде бы sapiens, а с другой стороны, разумность во взаимоотношениях – это скорее качественный переход от реактивности, наличие которого я далеко не у каждого наблюдаю. Даже если рассмотреть развитого интеллектуально и физически человека (не важно, мужчину или женщину), с высшим образованием, толкового специалиста, способного на разумные суждения в своей компетенции, он, скорее всего, полный балван в совершенно типичных отношениях с людьми, не способный разобраться в банальных ситуациях и применять к ним хоть толику разумности, на которую способен… Но тут нет ничего удивительного, разумность – это навык, который ещё нужно развить… развивать. Есть, конечно, сторона задатков, которые способствуют таковому развитию, но, если специально этого не делать, о разумности вообще-то говорить не стоит. А во взаимоотношениях между людьми всё выстроено довольно реактивно, или как говорит профессор Савельев инстинктивно-гормонально (довольно спорный термин с точки зрения подборки слов, но он звучит довольно нарицательно и в нужном контексте))).

Итак, групповая динамика строится действительно на эмоциональном уровне (и как следствие гормональных приоритетах). Во многом определяется базисными эмоциями и моделями поведения, которые человек получает с воспитанием. Причем воспитанием на примере тех, кто его воспитывает, и этот эмоциональный и поведенческий пример закладывается до 5-7 лет. Очень часто, этот эмоционально-поведенческий базис социализации очень сложно откорректировать, поскольку, как и нормальное питание, он определяет развитие нервной системы и психики человека. Хотя, это базис не всегда является доминирующим, если в человеке есть достаточно выраженные задатки аффективно-когнитивных качеств, но про одаренность разговор отдельный. Про «альтернативную одаренность», разговор и пример в виде персонажа будет ниже. )))

Но вернемся к родительскому примеру. И для нашей статьи интересно именно деструктивное участие в воспитании (подробности совсем патологической модели можно посмотреть у Грегори Бейтсона «Групповая динамика шизофрении»). Я рассмотрю лишь один из вариантов деструктивного воспитания, где присутствует психопат-родитель, пьющий, и второй родитель созависимый, поскольку хотел бы обобщить свои наблюдения о том, что в итоге получается с их детьми и как зависимое поведение переносится на них, как наследство ))).

***

Когда говорят о морали и нравственности, постоянно забывают, что эти вещи не врожденные, а закладываются воспитанием и социальным контекстом (тем, что можно назвать культурой, субкультурой), в общем, это порядки общежития. Причем моральные и нравственные качества – это некое внутреннее убеждение, то есть реактивно-эмоциональное отношение, приобщенное к мотивации социального уклада конкретного человека. И, если говорят про совесть и чувство вины, которое человек должен испытывать, то апеллируют к этой реактивности. Мораль и нравственность, как и их отсутствие или альтернативные ритуально-культурные базисы прививаются воспитанием в первую очередь. И воспитанием также прививается и деструктивные социальные, аморальные основы. Особенно в то время, когда у ребенка еще нет четкого разделения на «я» и «не я», то есть до 5-ти лет. И даже если у ребенка конституционно нет психопатии, в той динамике она может развиваться. И внутренний конфликт может сформировать так называемую «невротическую личность» или психопата… беда-печаль…

Про массовую аффективную динамику в контексте развития девиантных форм поведения, вплоть до индукции психозов, разговор особый. С внутрисемейным трешняком бы разобраться… семья, ведь, «элементарная ячейка общества»…

***

Персонаж N5 представляет классическую созависимость в контексте внутрисемейного насилия, сформированную психогенно.

Л. молодая, очень красивая женщина, мать троих детей… Её история типична для истории жизни с брутальным эпилептоидным психопатом. Для него она – объект самоутверждения и статусная вещь. Жизнь с мужем – прямое продолжение ее жизни с родителями. Закономерности налицо: в данном случае бытие определяет сознание и семейное положение.

«Я росла в очень неблагополучной семье… вроде все было у нас и еда и деньги и вещи красивые и дом весь в игрушках… но были скандалы каждый день – рукопрекладство… я жила в страхе… я играла на улице и забегала каждые 15 мин домой, чтобы посмотреть не бьет ли папа маму, потому что я всегда ее защищала и стояла перед ними… для мамы я всегда была ничтожеством, неуклюжей страшной шлюхой… которая не стоила ничьей грязи под ногтями… они вечно ввязывали меня в свои разборки и требовали, чтоб я заняла их позицию… я была между двух огней… если не соглашалась с одним из родителей, то я становилась его врагом… я часто заставала отца в постели с чужой женщиной… слышала как он общается по телефону с ними, пока мамы нет. Он никогда ничего не покупал моей маме и все тратил на шлюх… и имел внебрачных детей.

Теперь я живу как они… мой муж ночью пока я сплю приводил домой женщину… вчера сказал что он имеет право меня материть и делать все что захочет, только потому что кормит меня… т.е. за хлеб я получаю как собака… мне соседи говорили что мой муж приходил с другими детьми к своей матери и женщина звонила мне угрожала, что перережет мне горло и говорила что беременная от моего мужа… постоянно наблюдаю такую картину как поцарапанная спина, спим уже два года отдельно… каждый день с самого начала отношений выпивка до утра у мужа. Я ничтожество для родителей и для мужа… но в чем моя вина? Я просто хотела, чтоб мы жили счастливо и немного внимания и любви.

Неужели мое детство до конца моих дней будет меня преследовать… я никому и никогда об этом не говорила… Просто я очень хочу изменить себя и жизнь свою… у меня никогда не будет поддержки в лице родителей… я для них всегда жертва и они хотят, чтобы я жила как они… ведь их жизнь была идеальной… только потому, что они выбрали себе такой путь… как мне свернуть с этого пути… я просто могу оказаться в психушке и мои дети будут никому не нужны.

Я сломалась… и скорее всего я уже морально нахожусь в коме. Несмотря на такое детство, я была очень радостной и активной, общительной. Для меня, наверное, это слишком… давление с двух сторон… Я всего лишь должна принять то, что я ничтожество и ничего не достойна. На пьянку я закрыла глаза, на то, что гуляет тоже… но как закрыть глаза на то, что он орет на меня перед детьми, называет тварью… говорит не лезь и не показывай свою никчемную значимость… Я просто хочу разозлиться и найти себе достойную работу, доказать, что я достойна быть любимой, достойна ласки и уважения!.. Меня как червь съедает изнутри чувство одиночества…»

Классическая история: сначала насилие извиняется, потом принимается как норма, а далее идёт деградация и перенос вины на себя. Л. постоянно возвращается к мысли, что это её вина, что муж её избивает, ведь она его постоянно чем-то провоцирует, а «нужно быть мягче, женственнее». Регулярные истерики и мысли о суициде…

Занавес!

***

Персонаж N6 полная противоположность предыдущего персонажа и пример обещанной «альтернативной одаренности». Здесь зависимое поведение проявляется скорее как следствие эндогенной психопатии и психического расстройства, хотя родителей нельзя назвать образцовыми, а внутрисемейные отношения типичными, скорее наоборот… Ее поведение аффективно ко всему, что удовлетворяет потребность в обладании и перверсивной доминантности. Из зависимостей можно выделить парафилию, клептоманию, созависимость… есть и другие…  я просто не мог такого персонажа не включить в эту статью, для меня это просто образцовый пример перверсивной мотивации. Этот пример привожу, как один из крайних случаев попыток быть точкой концентрации зависимости для других.

И. 34 летняя женщина, которая считает себя «чёрной ведьмой», а ещё она немного актриса, поскольку проучилась на режиссера два года и отчислилась, великий психолог, поскольку училась три семестра на психологическом факультете, и шизофреник, поскольку имеет инвалидность по ПНД с диагнозом параноидальная шизофрения.

У нее очень близкие отношения с отцом-алкоголиком, у которого сексуальная расторможенность. Отец не жил в семье до её 15-ти летнего возраста, потом «вернулся в семью», чтобы у дочери, которой поставили психиатический диагноз, была «полноценная семья. С 15-ти лет она состоит со своим отцом в сексуальной связи. Считает такое поведение нормальным, и субъективно правильным. Мать ничего не знает и это не афишируется. Была замужем за инвалидом с ДЦП в течение 6-ти лет. Параллельно поддерживала связь с отцом. Физически видны признаки рахита и анорексичности. Если какое-то время не принимает свои лекарства начинает видеть «черные штуки», которые питаются страхом. Аффективность неуправляемая, расторможенная, проблемы с рефлексами. Социофобия, и неспособность стабильно испытывать позитивные эмоции, зато в негативные погружается с головой. Были попытки демонстративного суицида в качестве шантажного поведения по отношению к близким.  Постоянно находится в поиске «близких по духу» людей. Самое главное желание и цель в жизни – создать свою секту.

В данном случае полизависимость – лишь симптом вначале, видимо, мозаичной психопатии, а потом прогрессирующего психического расстройства. И весьма интересная черта – постоянные попытки навязывать зависимое поведение окружающим, как норму.

Занавес!

 

Смотреть:
К вопросу о зависимостях. Часть 1

1 2 3 4

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.