О месте гомосексуальности в психиатрии. История, спорность вопроса, лечение.

Отнесение гомосексуальности к категории нормы или к категории патологии – вопрос весьма дискуссионный. С одной стороны в 1990 году ВОЗ исключила из рубрик МКБ саму по себе гомосексульность (в МКБ-9 в гомосексуализм относился к группе психосексуальных расстройств (302), а в МКБ-10 он уже отсутствует как отдельное расстройство). Однако МКБ-10 имеет рубрику F66.1 эгодистонической половой ориентации. Здесь рассматривается как патология желание пациента изменить свою сексуальную ориентацию в силу дополнительных имеющихся психологических и поведенческих расстройств. И психическим расстройством признаётся не сама гомосексуальность, а связанный с нею существенный психический дискомфорт, вследствие которого может возникать стремление её изменения. Попробую описать своё виденье проблемы и провести анализ положения гомосексуализма в психиатрии в историческом, доказательном и терапевтическом контексте.

 

Почему этот вопрос спорный? Потому ли, что до 1990 года в психиатрии была чёткая исторически сложившаяся позиция, что гомосексуализм – это психопатология, а это положение было пересмотрено и теперь это считается, нормой, но глупый социум до сих пор стигматизирует вполне психически здоровых граждан, поскольку застрял в стереотипах и мракобесии средневековых представлений о содомии? Вовсе нет. Эта позиция спорная именно в рамках медицины, где уже больше века всё переводят на рельсы доказательного подхода. И первое событие, создавшее эту проблему, состоялось в 1974 году в Американской Психиатрической Ассоциации, когда был проведён референдум об исключении гомосексуализма из реестра психических расстройств. И голосованием 5854 голоса против 3810 голосов было принято решение о таком исключении. Эта история носит название «эпистемологический скандал», когда научные исследования заменили голосованием, то есть скорее корпоративным решением. Ну и когда США к 1990 году стали главным и единственным геополитическим лидером, ВОЗ и МКБ по таким важным вопросам, как гомосексуализм, были приведены в полное соответствие с американским решением и DSM. Среди достижений ВОЗ этот неоднозначное решение числится, как важное историческое событие (!).

 

Но что повлияло на такое решение Американской Психиатрической Ассоциации? У этого явления, конечно же, есть исторический и социально-политический подтекст. А в 80-90-е годы появился и прогрессирует явный международно-политический контекст.

Социальным контекстом, на фоне которого происходил этот пересмотр, было развитие антипсихиатрического движения вообще и гей-движения в частности (кстати, самой активной части антипси) в 1960-е годы. Конечно же, это движение активизировалось на фоне антирассистского движения чернокожих американцев и его фактического успеха (то самое время, когда Мартин Лютер Кинг активно возглавлял борьбу с расовым неравенством, и в 1964 году был издан «Закон о гражданских правах» в США). На фоне этого началась также новая волна феминизма… Ведь не зря рад-фем и ЛГБТ стараются «привязать себя вагончиком» к «локомотиву» борьбы против расизма до сих пор.  Но это не статья про политику, а статья про то, чтобы отделить политику от доказательной базы там, где политикой подменяют доказательства, а потом делают так, чтобы никаких доказательств не всплыло…

Про антипсихиатрическое движение вообще будет отдельный разговор, а вот гей-движение Америки 1960-х годов – это то явление, которое нам наиболее интересно. Во-первых, вопрос о депатологизации гомосексуальности и вообще тому, чтобы подвергнуть ревизии систему психопатологии в американской системе психиатрии назрел ещё в 50-е годы, поскольку она развивалась во многом альтернативно европейской классической психиатрии и имела серьёзные противоречия в подходе к вопросу нормы и патологии, чему послужила интеграция психиатрии с психоанализом. Во-вторых, американская система психиатрии в значительно большей степени, чем  европейская и советская была отделена от остальной медицины и, фактически, жила по своим законам…

Здесь показательны два события отражающие положение дел в американской психиатрии. Первое случилось в 1963 году Нью-Йоркская медицинская академия дала поручение своему Комитету общественного здравоохранения подготовить отчёт по вопросу о гомосексуальности, обусловленное опасением, что гомосексуальное поведение интенсивно распространяется в американском обществе. И Комитет в том же году пришёл к следующим выводам: «…Гомосексуальность является заболеванием. Гомосексуал — это индивидуум с нарушениями в эмоциональной сфере, неспособный к формированию нормальных гетеросексуальных отношений. <…> Некоторые гомосексуалы выходят за рамки чисто оборонительной позиции и начинают доказывать, что такое отклонение представляет собой желательный, благородный и предпочтительный образ жизни». (Jeffrey Satinover. Neither Scientific nor Democratic 1999). И как указывает Сатиновер, чтобы прийти к таким выводам необходимо было проведение многолетнего исследования.

А второе – это как раз то самое голосование и «эпистемологический скандал» в 1974 году, где тоже не помешало бы перед депатологизацией вместо бюрократической процедуры провести исследование вопроса. То есть одна и та же организация в угоду конъюнктуре принимает полностью противоположные решения, в основе которых должны лежать физиологические, поведенческие, социально-психические факты и статистические корреляции. На основе этого должны быть выведены закономерности, что и даёт возможность делать такие экспертные заключения. И первое решение принимается, когда гей-движение ещё не было самостоятельной политической силой, а второе, когда гей-движение набрало силу и стало самостоятельным, а антирассистское движение уже показало, что пришло время новой политики… Совпадение? Не думаю.)

 

Что же такого случилось, что «вот поэтому всё так произошло»? И что же, не нужно было ничего менять в архаичном подходе? Лично я считаю, что менять было необходимо, и это был необратимый процесс. Но вопрос ведь был поставлен не совсем рационально и превратился уже в конфликт в обществе, который до сих пор только нарастает… Исключительно консервативный морализаторский взгляд на многие стороны личной жизни человека, включая сексуальность, просто требовал пересмотра в соответствии с новыми принципами жизни общества, где вместо религиозного догмата в приоритет ставилась наука. Общество должно избавляться от предрассудков и мракобесия, оно должно развиваться. Кстати, ведь и положение чернокожего населения в США до 1964 года было обусловлено религиозным догматизмом. Чернокожие, в соответствии с Библией, считались хамитами (потомками Хама – сына Ноя), которых Ной проклял быть рабами для потомков братьев Хама…

Смотреть:
Гипнотизм и психоанализ. Часть 4.

Если вспоминать начало ХХ века, и совершенно само по себе не патологическое явление – мастурбацию, которая считалась исключительно патологическим явлением, связанным с нарушением развития, являющимся одной из причин слабоумия, психопатий, половых извращений, сифилиса и вообще атрибутом всех психических расстройств. Напомню ещё раз, что речь шла не про патологическую мастурбацию в современном понимании, а про мастурбацию вообще. Я лично читал множество монографий конца XIX — начала XX века о лечении и профилактике мастурбации (например, в сети можно найти статью В.М. Бехтерева о профилактике мастурбации у мальчиков с помощью суггестии). В основе такого отношения к мастурбации также была изменённая религиозная мораль.

И вот в 1948 году прозвенел первый звоночек, указывающий на то, что пора делать ревизию старых представлений о сексуальности. Социолог, биолог и сексолог Альфред Кинси опубликовал свою книгу, ставшую бестселлером «Половое поведение самца человека» (Sexual Behavior in the Human Male), затем в 1953 году издал ещё один бестселлер «Половое поведение самки человека» (Sexual Behavior in the Human Female). Это сделало его международной звездой научпопа. Эти книги до сих пор очень бодро продаются и переиздаются. Да про него Голливуд даже кино снял с Лиамом Нисоном в главной роли (!). Ну и вот, Кинси показал, что гомосексульное поведение не является чем-то биологически зафиксированным, и весьма широко встречается среди у психически здоровых людей, никогда не обращавшихся за психиатрической помощью.

Параллельно с работами Кинси в 1951 году выходит ещё одна работа «Паттерны сексуального поведения» (Patterns of Sexual Behavior) уже с упором на антропологию и этнологию за авторством Френка Бича и Клеллана Форда, которая показывает наличие и место гомосексуализма в различных культурно-общественных формациях (всего 191 культура из Северной и Южной Америки, Африки, Океании, Евразии) и сравнивают его с гомосексуализмом у различных животных, в особенности у приматов. Бич и Форд на основе кросс-культурных корреляций и принятии гомосексуализма в части культур даже делают вывод что существует «базовая способность млекопитающих» к однополому сексуальному поведению.

Дальше соцопросы и статистика по гомосексуальности в США начали появляться в геометрической прогрессии, в том числе по вопросу восприятия гомосексуального поведения. Здесь обычно ссылаются на исследовательскую работу Эвелин Хукер «Адаптированность открыто гомосексуальных мужчин» (The adjustment of the male overt homosexual) 1957г., которая серьёзно повлияла на решение Американской психиатрической ассоциации 1974 года об исключении гомосексуальности из DSM-II. Это исследование показало на некомпетентность оценки специалистами от психиатрии и психологии в оценке гомосексуальности и проблем с ней связанных, и справедливо указывает скорее на стигму, чем на патологию.

А c конца 1960-х годов представители гей-движения вступили в прямую конфронтацию с Американской психиатрической ассоциацией, настаивая на том, чтобы она пересмотрела своё представление о гомосексуальности как разновидности психической патологии. И «Сексуальная революция», где низы не хотели, а верхи больше не могли, дала свои плоды.  То есть объяснение случившемуся вполне понятное. Но возникает много вопросов к состоятельности Американской психиатрической ассоциации (АПА), для которой в приоритете политика, а не объективная истина. Ну вот допустим, если есть сомнения в том, что старые положения DSM-II верны, может стоило бы ввести мораторий на действующие нормы применения рубрик о гомосексуализме до принятия объективного решения опирающегося на доказательства?

И, кстати, такие исследования были проведены… И как же отреагировала АПА? Никак! Мало того, что сейчас результаты подобных исследований игнорируются, но и те, кто доказывает нечто противоположное сложившейся конъюнктуре, подвергается обструкции… на этом карьера подобного исследователя может резко закончиться! Бинго! (примеры будут на своём месте, когда будет пунктик про доказательную базу)

 

Ну, раз был скандал и всё решалось голосованием, значит была и критика произошедшего со стороны 3810 проголосовавших против? Да и вообще критиков сложившейся ситуации в США на тот момент было предостаточно. Критика, конечно же отталкивалась от политической ангажированности решения. И для критиков в 1980 году подсластили пилюлю и в DSM-III был введён диагноз эгодистонической гомосексуальности, при которой больной испытывает стресс вследствие своей гомосексуальной ориентации. Она характеризовалась как: 1) систематическое отсутствие гетеросексуального возбуждения, которое пациент ощущает как мешающее совершить половой акт или продолжать гетеросексуальные отношения, и 2) систематическое беспокойство из-за продолжительного возникновения нежелательного гомосексуального возбуждения. То есть этот диагноз о том, что есть варианты «патологического гомосексуализма», из-за которого человек не может жить полноценной сексуальной жизнью. При том, что сам по себе гомосексуализм, расстройством уже не является. Однако в 1986 году такой диагноз был удалён из DSM вовсе, и с тех пор слово «гомосексуализм» в американской психиатрии в контексте патологии произносить запрещено корпоративной этикой.) А современную позицию и Американской психиатрической ассоциации, и Американской психоаналитической ассоциации можно выразить словами Р. Раутона: «Сексуальная ориентация и психическое здоровье являются независимыми параметрами личности и что гомосексуальная ориентация сама по себе не является признаком патологии. Знание о сексуальной ориентации человека ничего не говорит о его психологическом здоровье и зрелости, его характере, его внутренних конфликтах, его объектных отношениях или о его целостности». И здесь с ними можно было бы согласиться, при условии, если бы это говорилось с поправочкой на эгосинтоническую гомосексуальность, а эгодистоническая гомосексуальность осталось бы диагнозом.

 

А в СССР, наверное, вообще никаких проблем с этим не было и всех просто сгноили в ГУЛАГе? Кстати, до 1991 года в уголовном кодексе продолжала действовать антигомосексуальная статья (121 УК РСФСР а также статьи УК союзных республик), но сама по себе она не использовалась, и шла скорее «в нагрузку» к другим статьям. Основной контингент, осужденный по этой статье, были заключённые, склонявшие к гомосексуализму сокамерников. Хотя, если посмотреть на то, что пишет Википедия, то вдруг оказывается, что в СССР мужской и женский гомосексуализм в 70-80-х годах лечился карательной психиатрией при помощи аминазина… Вот интересно, где были найдены эти секретные документы в которых фигурируют протоколы лечения пограничных расстройств с помощью тяжелых нейролептиков? А почему не лоботомией? Впрочем, в движении антипси галоперидол постоянно с лоботомией сравнивают, а аминазин и подавно… чему тут удивляться?  Про принципы лечения гомосексуализма и о том, какие методы и препараты (если это было необходимо) использовались, будет отдельная часть статьи.

Смотреть:
Про профессиональные деформации.

И, хотя, СССР в отношении сексологии и сексопатологии сейчас считается архаичным и «в хвосте прогрессивного человечества», с научным подходом и стремлением к познанию объективной истины у «отсталых совков» как раз было всё в порядке. Мало того наука в СССР была замазана в политической конъюнктуре значительно меньше, чем в США, хотя и не без своих перегибов соответствия «марксистско-ленинским принципам построения коммунизма» и обязанностью не быть «вредным, лженаучным, порочным, имеющим чуждые советской науке буржуазно-идеалистические истоки». Особенно после ВОВ, когда идеологически неверным считалось «биологизаторство» и «ламброзианство», а вопросы наследственности и генетики связывались с евгеникой, и единственно верным во всех вопросах психиатрии осталась только теория об условных рефлексах И.П. Павлова (интересно, что на такое сам Иван Петрович сказал бы). И тут в 50-60-е годы был прекращен ряд работ по исследованию наследственности парафилического поведения (например, работы Е.К. Краснушкина). Однако, с 1963 года из советской общепсихиатрической практики была выделена сексопатология, как отдельное направление и началась целенаправленная подготовка специалистов.

Анекдот от Позднера, что в Советском Союзе секса нет, и что там что-то замалчивали и вообще такими вопросами не занимались – мягко скажем, глупость. И то, что советские научные достижения в психиатрии, сексопатологии и психотерапии значительно менее известны, чем фрейдистский и неофрейдистский пансексизм, так это только проблемы смены политической формации, невежества и конформизма даже среди профессионалов соответствующих компетенций. В Советском Союзе был и секс, и серьёзное отношение к нарушениям в вопросах сексуального поведения. И, в отличие от американской системы медицины, по этим вопросам всё проверялось на соответствие научной достоверности, а не валилось в одну кучу. Но, поскольку, такие вопросы не были настолько политизированы, то и протекали не так бурно. Здесь объективно отделялось социальное от личностного и физиологического, и даже методология подо всё была выстроена.

Итак, когда в 1974 году в Америке произошёл «этиологический скандал», в 1977 году была завершена фундаментальная работа, выделявшая сексологию и сексопатологию из остальной медицины и вышло руководство для врачей «Общая сексопатология». А через шесть лет в 1983 году вышло двухтомное руководство для врачей «Частная сексопатология». Оба труда под редакцией профессора, д.м.н. Г.С. Васильченко. И такой итог ревизии отношения к вопросу сексуального поведения, его нормы и патологии – весьма показателен в контексте «соревнования двух систем», и вообще общественных мотивов. Для написания этих двух книг на протяжении двадцати лет на базе НИИ имени Сербского производилось всесоюзное исследование, которое доказало право на самостоятельное существование сексопатологии, как отдельной дисциплины. «Сексопатология была опре­делена как область клинической медицины, изучающая функциональные аспекты половых расстройств, в том числе поведенческие, личностные и социальные, сказывающиеся на всех рекреационных проявлениях и той ча­сти покреационных, которая приходится на фазу, предшествующую мани­фестации беременности. Окончательное закрепление этого права произошло 10.05.1988г., когда вышел приказ Минздрава СССР «О дальнейшем совершенствовании сексопатологической помощи населению» и была введена специальность «сексопатолог» (А.А. Ткаченко «Сексуальные извращения – парафилии» М. 1999).

 

А как вообще рассматривалось(ется) возникновение (формирование) гомосексуализма? Ведь, с точки зрения архаичной морали он относится к содомии, и является неестественным следствием половой распущенности и греховности? А некоторые психологи говорят, что все люди рождаются бисексуальными (смотрите на ютубе, например, психиатрессу и психоаналитессу Е. Стрелецкую)… то есть вокруг этого твориться какая-то массово-информационная чушь…

В большинстве случаев со стороны ЛГБТ-активистов, можно услышать следующие несколько пунктов по вопросу гомосексуальности:

гомосексуализм – это врожденная особенность, является одной из трех основных сексуальных ориентаций, наряду с гетеросексуальностью и бисексуальностью;

гомосексуалисты составляют 5-10% населения земли, и, т.к. гомосексуализм это врожденная особенность, невозможен переход человека из одной ориентации в другую. Поэтому терапия в этом направлении должна быть запрещена;

гомосексуалисты везде переживают преследования, являются жертвами гетеросексуального большинства;

дети, которых воспитывают в семьях гомосексуалистов, ничем не отличаются от детей, которые растут в семьях гетеросексуалов.

 

Давайте рассмотрим постепенно каждый из этих пунктов. И начнём с первого.

Гомосексуализм – влечение к лицам своего пола (синонимы у мужчин – уранизм, у женщин – лесбиянство). Если говорить о стойком гомосексуальном поведении, то его распространенность среди мужской части популяции варьируется от 1% до 4% (в зависимости от страны) а среди женской части популяции от 1% до 3%. Например, в репрезентативном опросе Emnid, проведенном в 2000 году, только 1,3 % и 0,6 % респондентов, проживающих в Германии, назвали себя геями и лесбиянками, а 2,8 % и 2,5 % соответственно — бисексуалами (Presseunterlagen Eurogay-Studie «Schwules Leben in Deutschland». Hamburg 2001). В Канаде в опросе, проведенном в 2003 году среди мужчин и женщин в возрасте от 18 до 59 лет, 1,0 % назвали себя геями, а 0,7 % — бисексуалами (Canadian Community Health Survey. Statistics Canada  2004).

Смотреть:
О перспективах использования гипноза в развитии человека. Часть 6. Результативность и достоверность.

Факторы причин, формирования и развития гомосексуального поведения неоднозначны и считаются комплексным явлением. И здесь разделяют гомосексуальность на так называемую «ядерную» (природную), обусловленную врождёнными нейроэндокринными особенностями индивида, транзиторную (заместительную), когда гомосексуальность формируется в контексте адаптивного сексуального поведения (например, при отсутствии сексуального партнёра противоположного пола) или наоборот, дезадаптивного сексуального поведения (например, при диссоциальном расстройстве личности) и невротическую, имеющую психотравмирующие причины. Последние два варианта в западной литературе называют «ситуативным гомосексуализмом», а в отечественно литературе в соответствии со сложившейся сексологической традицией первый вариант – «истинный гомосексуализм», а вторые два – «ложным гомосексуализмом» или «псевдогомосексуальностью».

Согласно нейроэндокринной теории причина истинного (ядерного) гомосексуализма предопределяет нарушение процесса половой дифференциации головного мозга в пренотальный период онтогенеза. «…у феминизированных мужчин-гомосексуалов были выявлены реакции на введение эстрогенового препарата по женскому типу, а у некоторых женщин-гомосексуалок – по мужскому. Подобные явления не наблюдались в контрольной группе. Это указывает на неполноценную маскулинизацию мозга у гомосексуальных мужчин и его частичную маскулинизацию у гомосексуальных женщин. Нарушения половой дифференциации мозга обуславливают искажение чувствительности гипоталамуса к гормональному воздействию, Их выраженность различна и объясняет полиморфизм дальнейших клинических проявлений. В то же время патология пренатального периода влечёт за собой нарушение эндокринного обеспечения сексуальной функции. Исследования позволили выявить у лиц с гомосексуальным влечением повышение уровня эстрадиола и связывающих тестостерон глобулинов, а также снижение свободного тестостерона в крови по сравнению с контрольной группой, при этом основное нарушение не столько в изменении концентрации гормонов, сколько в изменении баланса между тестостероном и эстрогенами. Таким нейроэндокринная и эндокринная теории взаимно дополняют друг друга. Неразрывно с ними связана и генетическая теория гомосексуализма. Высокая конкордантность по гомосексуализму близнецов может быть обусловлена, как общим для них экзогенным фактором в критическом пренатальном периоде, так и генетической предрасположенностью к нарушению дифференциации мозга.

Однако нарушение дифференциации мозга и гормональные сдвиги не предопределяют формирования гомосексуального влечения, а становятся почвой для искажения самосознания и полоролевого поведения, которые повышают риск возникновения гомосексуализма». («Частная психопатология» т.2 под ред. проф. Г.С. Васильченко М. 1983г.)

Однако в процессе развития и по мере взросления у детей наблюдаются гомосексуальные игры. Так среди американских мальчиков 5 лет они наблюдаются у 7,18% (без сексуального контекста со стороны таких детей), 10 лет – у 30,54%, максимальный пик таких игр приходится на 15 летний возраст – 53,14% (Кинзи «Половое поведение самца человека» 1948г.) И по классическому исследованию Кинси хотя бы один гомосексуальный контакт в своей жизни имело 48% американских мужчин (на момент 1948 года) и 28% американских женщин (на момент 1951 года). И максимальная гомосексуальная активность приходится на момент формирования психо-сексуальной ориентации (то есть в пубертатный период).

Хотелось бы ещё раз уточнить, что биология человеческого поведения такова, что главным определяющим фактором полноценного, здорового поведения человека являются обучаемость и возможность выбора, а вовсе не инстинктивная запрограммированность на определённые действия (в том числе сексуального характера). А вот нарушение развития, компульсивность и автоматичность выбора указывает на патологию. И на этапе формирования психо-сексуальной ориентации возможно формирование «ложной» гомосексуальности по зависимому типу, причём такая гомосексуальность и бисексуальность может быть весьма устойчивой, и как-то странно её называть «ситуативной». Хотя это и противоречит убеждениям ЛГБТ-активистов, фактов такой транзиторной формы гомосексуализма (не считая невротического) довольно много. И терапия в подобных случаях необходима, если человек с таким форматом гомосексуальности нуждается в лечении и согласен на него.

Относительно того, что гомосексуалисты и бисексуалы везде угнетаются гетеросексуальным большинством. А вот это уже больше похоже для меня на сверхценную идею. Это самое гетеросексуальное большинство относится в основном безразлично к вопросам гомосексуальной ориентации. К этому ещё можно добавить, что ЛГБТ-активисты часто сами провоцируют своим агрессивным поведением к себе неприязнь, при этом обвиняя в гомофобии всех, кто не соглашается с радикальным принятием, часто неадекватных, относительно личной жизни представителей гетеросексуального большинства, убеждений и действий в пользу гомосексуализма. Конечно же, не исключены в качестве эксцессов случаи бытовой гомофобии, но кода в этом обвиняют 95% всего общества – это уже похоже на сектантство или нарциссический перенос ответственности за своё поведение.

(написано уже после того, как было опубликовано)

Вот я написал о своих наблюдениях, и признаю однобокость и субъективность восприятия в своих суждений… Сегодня я видел пример буллинга в сети в отношении представителя ЛГБТ (не уверен, что относящегося к активистам) — тётеньки, которая спросила в женском питерском паблике о возможности проведения праздника для своей лесби-подруги. И на неё посыпался просто град оскорблений и унизительных ответов со стороны гетеросексуальных тётенек. В нашем менталитете действительно присутствует культурное представление о том, что гомосексуализм — это что-то связанное с потерей достоинства и в социальной иерархии. И это отношение, емко выраженное фразой: «твоё место у параши» — символом которого является гомосексуализм, и, собственно, сама отечественная гей и лесби — субкультура, впитавшая в себя такую «тюремную романтику» — то, на что необходимо делать поправочку. 

И у нас получается порочный круг, где есть акция, но есть и токсичная реакция и обвинительная позиция со стороны ЛГБТ-представителей, которую я последнее время чувствую на себе, с презумпцией виновности в гомофобии… 

Относительно воспитания детей в гомосексуальных семьях и отсутствия разницы в сравнении с детьми воспитанными полноценной гетеросексуальной семьёй, то тут убеждение ЛГБТ-активистов терпит фиаско. Это и понятно, даже если просто иметь представления о постнатальном психическом развитии детей. Но, есть и серьёзные американские исследования по вопросу такого воспитания. Кстати автор этого исследования 2012 года Марк Регнерус был подвергнут весьма серьёзной обструкции со стороны ЛГБТ-сообщества и это едва ему не стоило потери статуса профессора Техасского университета (ссылка на статью здесь). Итак, что же он такого наисследовал?

Смотреть:
Про истерию. Истерическая психопатия.

Высокий уровень венерического инфецирования. В опубликованных данных сообщается, что 25% воспитанников гомосексуальных родителей имели или имеют венерические заболевания – из-за своего специфического образа жизни. Для сравнения, количество зараженных сверстников из благополучных гетеросексуальных семей зафиксировано на уровне 8%.

Неспособность хранить семейную верность. А вот и причина такого уровня инфицирования. Те, кого воспитывали гомосексуальные родители, намного чаще лояльно относятся с супружеской неверности – 40%. Аналогичный показатель лояльности к изменам среди выросших в гетеросексуальных семьях – 13%.

Психологические проблемы. Следующий шокирующий факт – до 24% взрослых детей из однополых «семей» недавно планировали самоубийство. Для сравнения – уровень таких настроений среди выросших в нормальных гетеросексуальных семьях составляет 5%. Воспитанные гомосексуальным родителем люди значительно чаще, чем выходцы из гетеросексуальных семей, обращаются к психотерапевтам – 19% против 8%. Это и не удивительно. Ведь 31% выросших с мамой-лесбиянкой и 25% выросших с отцом гомосексуалистом когда либо были принуждаемы к сексу вопреки их воли (в том числе – со стороны родителей). В случае с гетеросексуальными семьями о таком сообщают лишь 8% респондентов.

Социально-экономическая беспомощность. 28% выходцев из семей, где мама была лесбиянкой, являются безработными. Среди выходцев из нормальных семей этот уровень составляет лишь 8%. 69% тех, у кого мама была лесбиянкой, и 57% тех, у кого папа был гомосексуалистом, сообщили, что их семья в прошлом получала государственные пособия. Среди обычных семей это актуально в 17% случаев. А 38% тех, кто выросли с мамой-лесбиянкой, до сих пор живут на государственные пособия, и лишь 26% имеют работу на полное время. Среди тех, у кого отец был гомосексуалистом, только 34% в данный момент имеют работу на полную загрузку. Для сравнения, среди выросших в гетеросексуальных семьях лишь 10% живут на госпособия, и половина – трудоустроены на полное время.

Расстройство сексуальной самоидентификации. Ну и напоследок – цифры, которые окончательно разрушает миф о том, что воспитание в однополой «семье» не влияет на сексуальную ориентацию повзрослевшего ребенка. Итак, если папа или мама имели гомосексуальные связи, то всего лишь 60-70% их детей называют себя полностью гетеросексуальными. В свою очередь более 90% людей, которые росли в традиционной семье, идентифицируют себя как полностью гетеросексуальных.

 

Так что же с доказательной базой отнесения гомосексуализма к норме или патологии? Давайте определимся в каких рамках необходимо рассматривать гомосексуализм как явление? Начнём с «чистого материала», то есть ядерного («истинного») гомосексуализма, обусловленного, как и говорилось выше нейро-структурными, нейро-эндокринными, эндокринными причинами, и где близнецовый метод указывает на корреляцию с генетическими факторами и(или) с пренатальным формированием нервной системы. Причём как для мужчин, так и для женщин показательно то, что при гомосексуализме нарушения в формировании НС идёт по одному принципу (Г. Дорнер, 1972г.). Вообще-то, корреляции корреляциями, и статистика показывает на явление, но не раскрывает причинно-следственных связей. То есть корреляции – это косвенное доказательство наличия имеющихся закономерностей. Но есть и современные исследования, конкретно указывающие на некоторые причины формирования ядерного гомосексуализма от 11.12.2017 года группы авторов из Университета штата Мичиган США «Мужской гомосексуализм и материнский иммунный ответ на Y-связанный белок NLGN4Y». Оно указывает на 3 Y-связанные белка (анти-PCDH11Y, изоформа 1 против NLGN4Y, изоформа 2 против NLGN4Y), в организме матери, у которой несколько детей мужского пола, а, как известно, мужской гомосексуализм сильно коррелирует с наличием в семье нескольких старших братьев у мужчины-гомосексуала (например, «Биологические и небиологические старшие братья и сексуальная ориентация мужчин» Э.Ф. Богерт 2006). Эти белки появляются в организме матерей, как антитела иммунной системы реагирующие на пренатальное формирование нервной системы плода-мальчика. Такая реакция иммунной системы матери (микрохимеризм) нередко является причиной отторжения плода (то есть  выкидыша) или формирования аутизма. Причем два из трёх этих Y-связанных белка также влияют на развитие аутизма у мальчиков (примечательно, что соотношение распространённости аутизма среди мальчиков и девочек примерно 3:1). То есть с точки зрения формального доказательного подхода в медицине, по крайней мере у мужчин ядерных гомосексуалов наблюдаются причины патологического формирования нервной ситемы у плода. Очень странно что это исследование было пропущено комиссией по этике… (Кстати, ссылочка на статью здесь).

Одним из основных аргументов против сохранения гомосексуальной ориентации в ряду парафилий является исключительно социальный характер подобной оцен­ки при отсутствии каких-либо объективных критериев ее патологичности (см. например классическую работу Эвелин Хукер «Адаптированность открыто гомосексуальных мужчин» 1957г.). «Наиболее подробно эта аргументация излагается И.С.Коном (1998). Вместе с тем, данная работа содержит одновременно целый ряд фактов, противоречащих этому и указывающих на относительную устойчивость и независимость от социальных условий некоторых про­явлений гомосексуального поведения. Сведенные воедино, они могут быть сгруппированы следующим образом:

1. Анонимность гомосексуальной активности. Описание гомосексуальных связей как безличных со­храняется в воспоминаниях о уже изменившихся условиях жизни геев. А. Кантровиц: “В некоторых новых ба­нях возводились сложные фантастические сооружения, позволявшие клиентам воображать себя находящи­мися в припаркованных грузовиках или в тюремных камерах. Частные клубы превращались в гигантские мужские туалеты. Одно такое заведение, “Славная дыра”, было поделено на кабинки с проделанными в сте­ не отверстиями, через которые можно было заниматься анонимным сексом не с мужчиной, а только с его гениталиями. Вся наша с трудом добытая свобода и общинная жизнь приводили нас обратно в объятия от­чуждения и одиночества”. Л Крамер. “Из 2 639 857 гомиков большого Нью-Йорка 2 639 857 думают главным образом своими пенисами”, “Я устал использовать свое тело как безликую вещь для соблазнения другой без­ликой вещи, я хочу любить Лицо1. Частая сменяемость партнеров всегда была характерной особенностью” гомосексуальных контактов. Согласно данным 1971 г, каждый седьмой опрошенный немецкий гомосексуал имел в течение жизни свыше 600, а некоторые (среди 31-35-летних — 11% — свыше тысячи партнеров. Даже под влиянием эпидемии СПИДа по данным 1981 г. в отличие от гетеросексуальных студентов, среди кото­рых только 5% за последний год имели больше 5 партнерш, среди гомосексуалов таким числом партнеров мог похвастайся каждый второй.

Смотреть:
Про неврозы (неврозология: особенная часть). 5 стримов.

2. Связь гомосексуализма с другими парафилиями. Родственность эта даже становилась официально оформленной. NAMRLA, крупнейшая педофильская организация, с 1983г. состояла в ILGA, Международной Ассоциации лесбиянок и геев Только в 1994г. ILGA исключила ее и две родственные ей организации из сво­его состава, чтобы получить права ассоциированного членства в Экономическом и Социальном Совете при ООН. Несмотря на то, что решение это запоздало, и членство ILGA было приостановлено, некоторые ради­кальные гейские организации расценили решение ILGA как уступку консервативным кругам США и в знак протеста вышли из ее состава. Не менее значимы и садомазохистические мотивы среди гомосексуально ори­нтированных лиц. Не случайно одна из главных гомоэротических “икон” нового времени — образ святого Себастьяна, стараниями художников эпохи Возрождения превратившегося в нежного женственного юношу, почти мальчика, что “дает обильную пищу гомоэротическому воображению с садомазохистским уклоном, позво­ляя зрителю, в зависимости от собственных пристрастий, идентифицироваться как с Себастьяном, так и с его мучителями”. Мотивы власти, господства и подчинения, явного садомазохизма занимают важное место в гомосексуальной порнографии и эротике, получая свобственное наименование “кожаного секса” (leather sex). Характерен своеобразный аутоэротизм гомосексуальных лиц, находящий свое выражение в так назы­ваемой “нарциссической самоизоляции”. Самая массовая форма гомосексуального удовлетворения — мастурбация, которая в отличие от гетеросексуалов играет не подсобную роль, а является самостоятельной формой сексуального удовлетворения и при этом отличается выраженной интенсивностью. Если 18-летние гетеросексуальные немецкие студенты мастурбировали в среднем 11 раз в месяц, то гомосексуалы — 25 раз. Среди 26-30-летних аналогичные цифры — 6,9 и 15 раз в месяц. В 1987 г. у немецких гомосексуалов на ма­стурбацию приходилось 71% всех семяизвержений.

К этому следовало бы добавить целый ряд научных данных, например, результа­ты исследования K.Freund и R.J.Watson (1992), которы е обратили внимание на любо­пытный факт: при соотношении гинефилов к андрофилам в общей популяции около 20:1, соотношение сексуальных преступников, совершающих противоправные сексу­альные действия против девочек и против мальчиков составляет 2:1. Их исследование поэтому было направлено на изучение возможных связей между этиологией выбора пола партнера педофилов и этиологией предпочтения пола объекта влечения среди мужчин, предпочитающих зрелого партнера. Используя фаллометрический метод для подсчета пропорции истинных педофилов среди различных сексуальных преступни­ков против детей и принимая во внимание известное среднее число жертв, они выяви­ ли, что соотношение гетеросексуальных и гомосексуальных педофилов составляет 11:1. По их мнению, это убедительно свидетельствовало в пользу того, что доля истин­ных педофилов среди лиц с гомосексуальным эротическим развитием больше, нежели у лиц, которые развиваются гетеросексуально.» (А.А. Ткаченко «Сексуальные извращения – парафилии» 1999 г.) То есть гомосесуальность коррелирует значительно более выражено с асоциальным поведением, парафилиями, чем гетеросексуальность.

 

Говорит ли всё это за или против того, что гомосексуальность сама по себе патологична? И вот тут психиатрию антипси, к которым относится и ЛГБТ-движ, постоянно пытаются «посадить в лужу», поскольку принцип патологии в психиатрии строится не так, как во всей остальной медицине. Здесь нет классического медицинского принципа «больного органа» с прямым воздействием на этот орган и выздоровлением, здесь работает принцип «функционального расстройства». В соматической медицине доказательную базу можно свести к лабораторным исследованиям, в психиатрии исследования психопатологий сводят к клиническим методам и косвенным доказательствам, выявленным через наблюдение за поведением больных, скрупулёзной оценкой их эмоционального и когнитивного состояния, сравнения с типичными симптомами… И тех, уже современных исследований с косвенными доказательствами вполне хватило бы на то, чтобы задаться серьёзным вопросом о патологичности гомосексуальности… Но ВОЗ в 1990 году решила иначе. А РФ присоединилась к решению ВОЗ в 1997 году, (Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации «О переходе органов и учреждений здравоохранения РФ на международную статистическую классификацию болезней и проблем, связанных со здоровьем 10 пересмотра» от 27.05.1997 г. №170. ) тем самым политической волей перенеся неоднозначное решение Американской Психиатрической Ассоциации в практику отечественной психиатрии, не глядя на серьёзные отличия отечественного института психиатрии от американского.

Президент Независимой психиатрической ассоциации России Ю.С. Савенко решение правления Американской психиатрической ассоциации 1999 года о единодушном обращении к Всемирной психиатрической ассоциации убрать из руководств по психиатрии любое упоминание определения гомосексуализма не только как психической болезни, но и как психического расстройства, расценил следующим образом: «Мы усматриваем здесь извращение представления как о науке, так и о правах человека. Для нас это смешение совершенно различных аспектов (научного и социологизированно-прагматичного) и лоббирование интересов одной группы за счёт других. Ведь большинство расстройств сексуальных предпочтений (фетишизм, эксгибиционизм, вуайеризм) «ничем не хуже»» ( Ю.С. Савенко «Переболеть Фуко». Новое литературное обозрение. — 2001. — № 3)

Если мы возьмём старое советское определение нормы сексуального поведения: «поведение, соответствующее возрастным и полоролевым онтогенетическим закономерностям данной популяции, осуществляемое в результате свободного выбора и не ограничивающее в свободном выборе партнера» (А.А. Ткаченко «Сексуальные извращения – парафилии» М. 1999.) И включим туда гомосексуализм, дополнив тем самым, «полоролевую онтогенетическую закономерность» политическим решением. То и ладненько. В сложившейся международной политической ситуации, конечно можно рассматривать гомосексуальность, даже не как пограничное расстройство, на подобии психопатии, а как акцентуацию или диатез (предрасположенность) к ряду психо-сексуальных расстройств, но ведь все эти корреляции между гомосексуальностью и парафилическим поведением – это ещё не всё. Гомосексуализм явно коррелирует ещё и с депрессивным расстройством, психопатиями (истероидной и шизоидной для мужчин, шизоидной, параноидной и истероидной для женщин), БАР и шизофренией для обоих полов. Корреляция только по большим психозам для гомосексуалов и гетеросексуалов примерно 3:1… Но, в данном случае имеем, что имеем…

Смотреть:
Физиология гипноза

МКБ-10 гомосексуализм сам по себе не рассматривает как расстройство, а рубрика F66.1 (Эгодистоническая половая ориентация) пока что имеется, хотя в 1999 году из её формулировки убрано слово «гомосексуализм», как «то, о чём запрещено говорить». Так что гомосексуализм – это не диагноз, и даже не нормальная ориентация (живите спокойно и не мешайте жить другим), это просто социальная проблема, которую раздули в политическую на международном уровне, а ЛГБТ-движение используют как таран в продавливании политических интересов нашего замечательного мирового политического гегемона. Причём тут наука? Причём тут психиатрия? Это относится больше к сектантству! Осталось Гретту Тумберг избрать президентом мира! Она просто воплощение всего ЛГБТ-движа, только ещё молодая, чтобы чётко определиться с ориентацией. Хотя уже скоро будет действовать МКБ-11, и там ещё всё интереснее! Там уже отсутствует рубрика про трансексуальность. И это значит, что сменить пол можно будет без прохождения психиатрического обследования (!). А уже это, в свою очередь, означает, что такие операции будут делать всем подряд. Напомню, что среди людей претендующих на трансгендерность примерно 90% страдают шизофренией, а такой диагноз — противопоказание для смены пола. И это тоже продавленная политическим образом «норма». А если учесть, что в США проталкивают как норму смену пола у подростков, то при наличии современных норм семейного законодательства – это будет бомба!

Кстати, насчёт доказательности того, что «транссексуализм – это норма в подростковом возрасте» тоже есть очень интересное исследование и очень интересные последствия для того, кто его проводил.

Итак, исследование Лизы Литманн на базе университета Браун в США опубликованное в научном журнале PLOS ONE, в котором употребила термин «Резко возникающая гендерная дисфория» (Rapid Onset Gender Dysphoria). (Ссылка на публикацию здесь).

В исследовании изучается феномен небывалого роста в последние годы числа девочек подросткового возраста, решающих, что они – трансгендеры и требующих гормональной терапии. В работе прямо указывается, что самодиагностирование выполняется девочками под влиянием подруг, уже назвавших себя трансгендерами, а также социальных медиа. Часты случаи, когда целые группы подружек по три-четыре девочки одновременно объявляли себя трансгендерами, что статистически невозможно. И это является не настоящей дисфорией, а просто неадекватным механизмом совладания с подростковым стрессом (maladaptive coping mechanism). Собственно, научно были оформлены очевидные выводы – что в обществе, где есть сильная мода на гендерную дисфорию, как черту «Интересных», «Ярких» людей, часто будет её ложное самодиагностирование у подростков.

Против Лизы Литманн было подписано несколько открытых писем, авторы которых обвинили её в трансфобии. Также она потеряла дополнительную работу медицинского консультанта в одной из компаний, по официальной формулировке «так как наша компания остается нейтральной в этих вопросах». Это всё, повторюсь, за корректную научную статью, которая успешно выдержала две проверки и остается опубликованной на сайте журнала Plos One.

Так что остаётся делать выводы и надеяться, что политика окончательно не сожрёт медицину…

А какое место в психиатрии занимал гомосексуализм до МКБ-10, например в МКБ-9, или ещё лучше до 1974 года, пока «эпистемологического скандала» не случилось, и гомосексуальность везде официально считалась патологией? И как такое вообще лечилось? Конечно же, здесь будет отступление в историю того, как с точки зрения психопатологии классифицировался гомосексуализм, какая логика подводилась под объяснения такой патологичности. То есть всё это будет рассматриваться с пометочкой «устаревшее».

Начнём с фигуры, благодаря которой парафилии нашли своё определённое место в классической системе психопатологии Рихарда фон Крафт-Эбинга. Он первым в истории психиатрии предложил психопатологическую систематику перверсивного поведения и у казал на место таких отклонений, а также анализ необходимый для лечения подобных расстройств. В его классической работе «Половые психопатии» (Psychopathia Sexualis. 1886) сразу заявляется о парафилиях как о психопатиях (на тот момент то, что сейчас рассматривается как расстройства, классифицировались, как болезнь), то есть болезнях относящихся к категории пограничных, наравне с зависимым поведением или истерией (с которой, кстати, парафилии часто увязывались). Или, как когда-то (в 1835г.) предложил  Джеймс Причард, до введения термина «психопатия», как «нравственное помешательство». То есть расстройство, определяемое через девиантное поведение.

В своей книге, в главе «О диагнозе, прогнозе и терапии антипатического сексуального инстинкта» Крафт-Эбинг говорит о врождённом и приобретённом гомосексуализме, а также рассуждает о необходимости анализа каждого случая: «Каждый случай действительного гомосексуализма имеет свою этиологию, свои сопутствующие физические и психические признаки и оказывает определенное воздействие на всю психику личности. Его можно вывести и объяснить из наличия ненормального полового чувства, противоположного тому полу, к которому принадлежит данное лицо. В анамнезе, в этиологии, в предшествующем состоянии, а также в психосексуальной эволюции каждого случая — вот где кроется диагноз. Правильное заключение может быть выведено лишь из антропологического и клинического анализа случая, из изучения истории его развития и из обобщающего сопоставления всех отдельных фактов» (Krafft von Ebing). Там же автор указывает на различные стадии, проявления  и динамику развития расстройства, начиная от эпизодов превратных гомосексуальных фантазий, в процессе психо-сексуального развития, до сложившегося навязчивого состояния. Далее приводит отличия врождённого и приобретённого гомосексуализма, а также рекомендации по его психотерапии с клиническими примерами. Крафт-Эбингом предлагается два вида психотерапевтического воздействия: компенсаторное активное воображение с мастурбацией для мало выраженных приобретённых случаев (с указанием на то, что это вариант аутогенной терапии и её малую эффективность), и гипнотерапию, как на основной используемый в терапии метод. В отношении гипнотерапии предполагается формат классический суггестии в стиле Амбуаза Льебо и Ипполита Бернгейма (предлагаются даже конкретные внушения). «… цель постгипнотического внушения состоит в том, чтобы убрать импульс к мастурбации и гомосексуальным чувствам, а также стимулировать гетеросексуальные эмоции с чувством мужественности».

Смотреть:
Девиантное поведение. Часть 1. Глава 3. (окончание) #9

Крафт-Эмберг, наряду с Крепелином и Блёйлером, был одним из тех, кто сформировал аналитический подход в психиатрии, внёс фундаментальный вклад в формирование современной психопатологии. Его книга с точки зрения анализа и клинической практики, до сих пор вполне актуальна. К сожалению, не имеется статистики эффективности терапии гомосексуализма конкретно в его клинике. Статистикой в медицине начали заниматься уже в первой четверти XX века. Но со статистикой мы попробуем разобраться чуть позже.

После 1910-х в отношении гомосексуальности кроме гипнотерапии в качестве психотерапевтического метода стал заявляться психоанализ. И в американской клинической практике он широко применялся до 1970-х. А в отношении эгодистонического варианта гомосексуальности, применяется до сих пор. А вот отчётность по психоаналитической практике:

Кроме психоанализа в отношении гомосексуальности использовались различные психотерапевтические методы: групповая терапия (адаптированная 12-ти шаговая программа), поведенческая терапия, КПТ, синтоническая терапия, религиозные методы терапии и т.д. Здесь мне очень сложно сказать об эффективности таких методов, не думаю, что они выше психоаналитических. Кроме того, сейчас большая часть психотерапевтических методов совмещается с психо-фармо терапией, что оставляет дополнительные вопросы к постановке рамок такого лечения.

Но да, это с разной степенью эффективности лечилось и лечится. И психотерапия тут основной метод. Терапия тут не в сторону «принятия своей гомосексуальности», как сейчас пытаются протолкнуть со стороны ЛГБТ-тусовочки, а именно лечение гомосексуализма в сторону полноценной гетеросексуальности, как нормы.

 

А что у нас в России-матушке гомосексуальность лечат? Ну, если, к примеру, прийти в ПНД или частную психиатричекую клинику? Методы лечения, конечно, есть. Причем оригинальные, отечественные, с высокой эффективностью 80%+, как это нормировал Ипполит Бернгейм для любого психотерапевтического метода, который претендует на эффективность. Но, как полагается сейчас, «все своё плохое, а американское – хорошее». А значит, своё надо запретить, и исполнять директивы ВОЗ, а значит, официально эгодистонический гомосексуализм будут лечить антидепрессантами, нормотимиками и принятием своего гомосексуализма, как нормы. Но ещё осталась клиника, где на условиях анонимности можно вылечить гомосексуализм, который по определению, если обратившийся обращается, за таким лечением является эгодистоническим. Это клиника Яна Голанда. Вот ссылка на него. А вот ссылка на описание его психотерапевтического метода.

 

Относительно себя и своей психотерапевтической практики компенсации гомосексуальности могу сказать, что у меня было всего шесть гомосексуалов, которые хотели избавиться от своей гомосексуальности. Это всё были эгодистонические варианты гомосексуализма, и все шесть были отработаны успешно. Технически гипнотерапия парафилии, если она не осложнена органическим поражением, или психотическим заболеванием, решается также как зависимое расстройство в сочетании с ПТСР. То есть в подобных случаях этиология расстройства начинается с аффективной фиксации сверхценного образа с дальнейшим раскручиванием его через аффективно обусловленные действия сексуального характера. Если исключить психогенные причины, стимулирующие формирование и развитие расстройства, останется лишь убрать с помощью суггестии навязчивые мысли и образы и провести коррекцию личности.

 

Не боишься, что скоро будут законы запрещающие лечение гомосексуализма? Ведь это больше не диагноз, а скоро и все парафилии переведут из «расстройств» в категорию психо-сексуальных феноменов, и вообще эти «другие-нитакие» будут карать за любое подозрение на ЛГБТ-фобию любого гетеросексуального «угнетателя»? А никто ведь никаких диагнозов и не ставит, сейчас я говорю о терапии, скорее как о «психокоррекции», то есть «взяли хорошего человека и сделали ещё лучше». Кроме того, никого принудительно не заставляет никуда обращаться. Если гомосексуал считает, что это норма и у него нет с этим никаких проблем, то всё в порядке. Я просто оказываю специфические услуги в рамках своей профессиональной компетенции. Но, думаю, если бы я жил в США, или в одной из стран Евросоюза, за такие услуги меня бы не похвалили). А с другой стороны, я и без таких клиентов вполне обхожусь, поскольку в моей практике такая работа — редкость. Я нигде с ней не фигурирую, да и не спрашивают…

Но здесь это пока не запрещено, а как будет запрещено, так и не будет и таких услуг. Вопрос ведь в другом: все кто топит за ЛГБТ, фанатично орут о том, что гомосексуальность – это норма, которую не надо, нельзя, да и невозможно лечить, и что это «ненаучно». Я вообще не понимаю, что эти странные люди пытаются доказать, что эмпирические данные многих поколений психотерапевтов – это глобальный заговор психиатров, и они не настоящие? Что если эмпирика не соответствует их убеждениям, значит её не существует? Мне на заявление, что «гомосексуализм лечится» (с поправочкой на эгодистонический гомосексуализм и с согласия человека) кидают «гипноз не работает», «всё, что ты говоришь – чушь и мракобесие», «гомофоб», «ксенофоб»… Как их токсичность сочетается с наукой? Или у них какая-то своя ЛГБТ-наука, как православная-математика?

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.