О перспективах использования гипноза в развитии человека. Часть 2.

Про сознание (фундаментальные основания)

«Исходите из того, что 99,999% того, что написано, из того что вы встречаете, написано для того чтобы задурить вам голову. Мотив задуривания может быть очень разный, но цель – именно задуривание…  Любой человек, который хочет для себя как-то планировать будущее должен иметь у себя в голове модель того, что происходит сегодня. Она может быть странная, очень неестественная, но она должна быть… И вы ее должны постоянно верифицировать. Если вы такой модели не имеете, вы неминуемо принимаете чужую модель, ну а далее «кролики думали, что они любят друг друга, а на самом деле их разводили». Вот как только вы принимаете чужую модель – всё, вас разводят. Точка».

М.Л. Хазин (из открытых выступлений)

 

***

Я не зря первую часть посвятил когнитивистике, поскольку направление подразумевает системный подход, а всякая синергия подразумевает, что любой сложный объект не равен простой сумме его составляющих. Иногда его функционирование вообще выходит за рамки закономерностей, которым подчинены его составляющие по отдельности. Причем с повышением сложности системы базисные закономерности, определяющие функционирование системы, могут быть принципиально отличны от закономерностей более элементарных, составляющих этой системы.

Говоря о психике и ее базисных закономерностях, нужно понимать, что это очень показательный пример сложного субстрата, опирающегося на физиологию, который не сводится ни к физиологии, ни к более элементарным составляющим. А более сложные образования, такие как социум и культура, элементарной основой которых является психика также проявляет себя иным образом, как целостное образование. И на стыке взаимодействия психики с физиологической основой и социо-культурным фактором задаются рамки закономерностей определяющих явление психики и перспективы ее развития.

И, в общем-то, подобные вещи хорошо известны с XIX века, а уже в веке XX синтетические научные дисциплины, такие как кибернетика, разрабатывались в основном для изучения системообразования (смотри, например, работы П.К. Анохина по биологическим системам и кибернетике). В когнитивистике этим фактом пренебрегают, пытаясь к интеллекту как-то прикрутить, например, генетические основания…

Я это всё к тому, что идти вразброс, сводить психику к «квантовым эффектам» или «физиологическим выделениям», как до сих пор пытаются делать некоторые странные люди (кстати, некоторые когнитивисты этим страдают) непродуктивно. В подобных случаях на языке логики и хоть каком-то фундаментальном синтаксисе можно ставить крест, а прикладной аспект будет сводиться к несистематизированным фактам. И всё это будет опять про «за деревьями леса не видно»…

Поскольку в рамках своей компетенции я работаю с психикой человека, вопрос развития, в этом контексте, означает, что учитываются конституционные особенности человека (его индивидуальные психофизиологические и физические данные), условия в которых он находится и развивается. Далее необходимо выстроить оптимальную  стратегию. И для этого необходимо чётко определиться с фундаментом того, с чем мы работаем, а потом уже что, собственно, мы делаем. А исторически сложилось так, что психику определяли через её проявление, то есть через сознание. И я не буду отходить от этого почина.

Cogito ergo sum (философский аспект вопроса сознания и его обоснование)

Как это хорошо известно, вопрос души и её сочетания с телом сильно волновал людей с незапамятных времен. Считается, что первую модель психики и её сочетания с телом письменно зафиксировал Платон от лица своего учителя Сократа. Тот в свою очередь ссылался на Пифагора. Этот вопрос и дуалистическая теория «тело-психика» фактически является краеугольной для платонического учения об эйдосах (идеях). Переводя на более понятный (современный) язык платонические идеи и метафизика Платона – это не та метафизика и идеализм в его современном понимании. Читая Платона, скорее можно прийти к выводу, что его эйдосы – это скорее принципы упорядоченности в которые заключена материя, что-то вроде законов природы. А эйдосы скорее отсылка к пифагорейской гармонии, которую пытались описать математикой и музыкой. Эйдосы – то, что создает порядок в хаосе… Психика (душа) провозглашена Сократом «эйдосом жизни», а её стремление к развитию обозначено как мудрость. И самым эффективным способом реализации слияния с Логосом (мудростью в абсолютном понимании), являлся процесс познания в виде философии (смотри диалоги Платона).

Наследие Платона, в виде жажды познания через пробуждение внутреннего демона (гения), любопытство, постижение гармонии воплощенной в каждом проявлении этого мира, его рамки натурфилософии, как жажды постижения окружающего мира с помощью разума, полностью определили направление развития человечества на дальнейшие поколения, пока натурфилософия не уступила место научному методу. Кроме того, Платоном заданы принципиальные рамки того, что Джордано Бруно назвал «вдохновенным героизмом», как оптимальным мотивом развития человека определило полностью идеалы человеческой мотивации. Но о героизме будет разговор отдельный.

После Платона, его ученик Аристотель, начал систематизацию методов познания, в чем изрядно преуспел и также определил тренд развития натурфилософских методов и системы познания на следующие пару тысяч лет.

***

Начать стоит с этих двоих, последующего за ними неоплатонического идеализма, затронуть модель монизма Спинозы, как, с одной стороны разрешения противоречия дуалистической модели, так и дальнейшей основы материализма Ламарка с его развитием в виде позитивизма. А вот дальше можно остановиться на функциональном подходе и посмотреть на возможность применения научного метода и формирования рабочих моделей для психики. Феноменологическую модель сознания рассмотреть имеет смысл отдельно, в контексте принципа действия психики.

Я не ставлю задачей доказывать состоятельность того или иного взгляда на психику. Это давно сделали до меня. Я даже не собираюсь расписывать основные модели психики. С этим можно ознакомиться, например, в монографии Стивена Приста «Теории сознания». Моя задача лишь расставить всё на свои места и исключить лишнее. Но, стоит проследить развитие философской мысли в отношении сознания от «основного вопроса философии» до физиологии и бихевиоризма. Всё пойдет впрок (а лишнее пойдет в утиль). )))

 ***

Платон и платоники затрагивали, казалось бы, абсолютно естественную для любого человека эмпирическую дилемму – вопрос того, что есть тело и есть душа. Это интуитивное заключение, к которому приходит любой человек, пытающийся определиться с тем, что он такое. Но сразу возникает вопрос: что является основой этого «два в одном» тело (материя) или душа (эйдос). Это как раз и есть так называемый «основной вопрос философии» (который с практической точки зрения не имеет смысла, на мой взгляд). Платон и Аристотель не заморачивались на эту тему и не сделали однозначного предпочтения ни в сторону материи, ни в сторону духа.

Однако неоплатоники сделали ставку на идеализм. Здесь материя рассматривалась как иллюзия, или «ловушка для духа». Пример неоплатонизма – христианство. А уже совсем оторванным вариантом идеализма можно выделить все виды солипсизма. Т.е. если в платоническом дуализме материальное и идеальное рассматривалось с точки зрения объективного и субъективного, то солипсизм говорит, что всё – это игра воображения… Если абсолютный идеализм Гегеля – это нечто сродни монизму Спинозы, только с однозначной точкой отсчета в абсолютном эйдосе, а дальнейшее развитие гегелевской диалектической модели вполне подходит и для материалистической модели (смотри например материалиста зрелого Маркса с его применением гегелевской диалектики в «Капитале»), то солипсизм это исключительный субъективизм, где необязательна логика и всё принимается как данность на веру (к этой модели ещё вернёмся).

Все эти рассуждения о материальном и идеальном здесь приведены к тому, что можно выделить крайние ошибки субъективизма с одной стороны и догматизма с другой. Т.е. когда человек отрицает эмпирику и (или) отрицает всё, что не вписывается в его догмат (или подгоняет под свои убеждения эмпирические результаты). При этом такое возможно как при идеализме, так и при материализме. Это скорее вопрос веры (например, относительно материалистических верований можно рассмотреть вопрос провозглашения Огюстом Контом позитивизма новой религией).

Научный метод, вышедший из натурфилософии, как разрешение противоречия в сторону объективного познания исключил принцип веры и субъективизма. Вместо этого был предложен принцип верификации и четкая опора на материальную основу.

Стоит упомянуть о неопозитивизме и постпозитивизме, которые внесли изрядную долю мути в рамки научного метода (не зря в СССР всё это клеймили, как «буржуазную философию»). Ревизия научного метода (например, небезызвестным Карлом Поппером) привела к кризису, стерев четкие рамки классического научного метода. Зато теперь «цветут все цветы» спекуляций и социальные «науки» можно мешать с науками фундаментальными. А фундаментальные науки превращаются в «науки», где принцип верификации уже не настолько четок, ведь достаточно принципа опровергаемости… Но мы этой кривой дорожкой, на которой вытанцовывает современная психология, не пойдём, а вернёмся к истокам. )))

Конечно, в качестве вводного слова можно было сослаться на статью (смотри здесь), где подобное уже было. Но здесь нужно было сделать необходимые акценты.

***

После такого пространного начала пора бы начать определяться с тем, что есть сознание! (Хе-хе-хе! Всего-то!))) Но вернемся Пьеру, так сказать, нашему, Жане … Я уже касался вопроса создания модели сознания на базе теории истерии, но делал это акцентируя внимание на гипнотизме (смотри статью здесь) Сейчас же время вернуться к результатам и обобщению Пьера Жане, относительно сознания.

Итак, прежде чем говорить о диссоциативной теории Жане, первое, что необходимо указать – это физиологические основании справедливости гипотезы Лейбница о подсознании, то есть физиологической основе работы психики. Подтверждение этой гипотезы дал Герман Гельмгольц в своей теории «Бессознательных умозаключений», где показал, как на основе работы органов чувств формируется восприятие, показал это качественно и количественно. Это то, что касается вопроса перцепции.

Во-вторых, относительно апперцепции и подсознания, а также оснований влияния сочетания внушения и физиологических процессов, да и вообще вопросов механизмов обратной связи в нервной системе, имеет смысл упомянуть о теории ретикулярной формации.

В-третьих, нужно указать на ошибку Вильгельма Вундта. А ошибка заключалась в том, что он использовал метод интроспекции в рамках «зауживания сознания», точнее фокусировки внимания на элементарных объектах восприятия (или близких к этому). Тем самым, лабораторные условия с самонаблюдением исключали объект наблюдения. И это привело к ошибке субъективизма, поскольку механистическая модель психики не работает. Кстати, когнитивисты сейчас постоянно стремятся повторить ошибку Вундта, отталкиваясь от модели «мозг – логическая машина» («мозг – компьютер»).

И, в-четвертых, последний, казалось бы, риторический  и странный вопрос: «А является ли психика сознанием?» А ведь такая ревизия породила после гипнотизма множество химер, включая психоанализ и бихевиоризм! С одной стороны, это спекуляция, а с другой – это попытка перейти в совсем другие рамки постановки задачи. Современная полипарадигмальность психологии – это следствие такой ревизии. Мы будем иметь это в виду, но с прибором положим на такую полипарадигмальность и приступим к своей архаично-примитивной монопарадигмальности! )))

И сейчас будет констатация, казалось бы, очевидных вещей, причем в популярном формате с исключением всех подробностей. Просто констатация с кратким описанием… 

О восприятии.

Как известно, основой восприятия является способность чувствовать окружающий мир органами чувств. То есть восприятие, как полноценный динамический образ себя относительно окружающего мира, начинается со сбора информациии основными 11 органами чувств. В основе этого очевидный физиологический субстрат – рецепторы нервной системы. Обработка этого комплексного сигнала (процесс апперцепции) определяет факт восприятия в виде картины мира, как сонастройку всего организма на взаимодействие с окружающей средой. За что ответственна так называемая ретикулярная формация. Собственно это принцип действия нервной системы, как единого целого (кстати, физиологическая основа для принципа гештальд направления). Что тоже очевидный материальный субстрат.

Порог деления на сознание и бессознательное, в соответствии с полученными Гельмгольцем эмпирическими результатами определяется не порогом восприятия органов чувств, а задействованными синтетическими образованиями рецепторов, способными анализировать входящий сигнал. В системе восприятия чувствительность – это не только наличие микрокинеза, но еще и анализ поступающего сигнала, то есть акт перцепции должен быть подтвержден актом апперцепции. Восприятие полностью построено на обратной связи. В другом ключе подсознание рассматриваться мною не будет. И это полностью соответствует гипотезе Лейбница.

Следующей составляющей, необходимой для сознания является на основе восприятия построения опыта и его использование, чем, собственно являются память и воображение.

Память.

За память отвечает фактически вся нервная система. Условное деление на эхотическую и иконическую память для практического использования гипноза, да и вообще работы с психикой, если не работать с повышением порога чувствительности и усилением запоминания деталей в образе, не имеет никакого значения. И для статьи это какого-то практического значения не имеет. Важно одно, что память является основой работы сознания, ее строительным материалом. И реализуется память как динамический синтез работы всей нервной системы. То же самое можно сказать об основе воображения, как способности к анализу и новому синтезу основы личного опыта.

Этот факт подробнейшим образом подтвержден огромным объемом работой неврологов при работе с различными травмами головного мозга за время двух мировых войн.

Мышление.

И, поскольку уже были упомянуты память и воображение, которые и проявляются как процесс мышления в динамике их использования, нужно определиться с действующей силой, которая определяет эту динамику и ее упорядоченность. Но, для начала имеет смысл вернуться к нашим грекам с их делением мышления на логику и интуицию.

Если рассматривать мышление, как направленную динамику сознания, то, с одной стороны делить на логику и интуицию большого смысла не имеет. Но с другой таковое деление определяет качество и продуктивность использования данного процесса, иначе архаичный тезис о том, что «сознанием обладает только человек» становится безосновательным.

Поскольку получается, что мышлением, как продуктивностью сознания с точки зрения такого определения обладает любое существо, у которого в наличии имеется нервная система. Придется сделать поправочку на то, что мышление определяет динамику психики особого качества. И качество – это наличие абстрактного мышления выраженного в способности продуцирования знаковой системы. А систематизация выражена в принципах, которые в античности обозначены как логика и интуиция.

Кое-что про диссоциативную теорию сознания Жане «на пальцах».

А Пьер, так сказать, дорогой наш Жане показал, что представляет собой то, что античные греки называли интуицией, и даже показал рамки ее действия (смотри «Психический автоматизм» Пьер Жане) с точки зрения сознания. И на основе своей теории «психического автоматизма» показал двухаспектность работы сознания и механизм работы интуиции, как пути быстрого принятия решений. И эта часть сознания скорее определяет синтетическую функцию мышления. Кроме того, Жане показал, что использование принципа диссоциации при интроспекции с переносом психического переноса функции наблюдения на гипнотизёра, дает возможность исправить, упомянутую выше, ошибку Вильгельма Вундта. Тем самым показал, что у психики свои закономерности, выходящие за рамки физиологии. Аналитическая модель психики как сознания, таким образом, возможна и была выстроена. 

Про интуитивный аспект сознания можно сказать, что это аффективно обусловленный способ принятия решений (аффект является доминирующим фактором в принятии решений) со ссылкой на выстроенные автоматизмы без каких либо дополнительных когнитивных операций.

Кстати, обращаясь к теории установки Дмитрия Николаевича Узнадзе, которая фактически является продолжением и обобщением теории психического автоматизма, можно сказать, что интуиция – это путь наименьшего сопротивления в принятии решений опирающийся на обобщённый опыт человека. И таким образом, например, происходит формирование навыков или профессионально деформированного отношения к окружающему миру (как у меня))). Проблема одна – интуиция хороша для решения простых задач, которые решаются в одно действие, или решение уже известно, или можно применить решение по-аналогии. Одной интуиции недостаточно для решения задач сложных.

И тут мы переходим к логике в античном смысле этого слова (сейчас правильнее было бы сказать о рациональности, поскольку после Аристотеля под словом «логика» подразумеваются определенные закономерности в рассуждениях). Эту сторону сознания можно обозначить как когнитивно обусловленную (с доминантой когниций) в принятии решений, с функцией анализа в мышлении. Что собственно, необходимо для решения сложных задач (тех, которые в один ход не решаются). И здесь стоит сделать ссылочку на работу ученика Пьера Жане – Жана Пиаже и его труд «Психология интеллекта».

В первом приближении о логике и интуиции примерно так))). Осталось указать, что в идеале логика и интуиция идут рука об руку, и при отсутствии когнитивных конфликтов, определяют полноценное сознание и мышление. Конечно, необходимо сказать несколько слов о роли эмоций и внимания в этом синтезе. Ведь внимание – это то, что является определяющей направляющей силой и определяет интенцию сознания, а эмоции (аффективная сфера) с одной стороны определяет физиологическое поддержание синтеза и процесса работы сознания, а с другой является закрепителем и маркером в принятии решений, определяя их значимость.

Относительно эмоций всё просто – это генерализированная реакция нервной системы на принятые решения. Вопрос совсем физиологический, с полностью изученными механизмами (смотри любой базисный курс эндокринологии). А вот с вниманием не всё так просто.

Внимание.

Внимание можно определить, как управляющую силу сознания. Относительно внимания сложно сказать что-то определённое, поскольку оно проявляет себя опосредованно и просто создает элемент самоорганизации в сложной системе сознания. Внимание не определяется однозначно физиологией, скорее динамикой самоорганизации, как новым качеством сложной системы, возникающим в результате синергии.

Нужно отметить, что у человека, как творца чего-то нового в этом мире по отношению к другим животным есть принципиальное отличие не только в способностях к фиксации абстрактных знаков в виде языка, но и смещении акцентов во взаимодействии с окружающей средой. Если у других животных позиционирование себя относительно окружающего мира, как продолжение этого мира, и адаптация к окружающему миру формируется, как «изменение себя под этот мир», то человек «отделяет себя» от окружающего мира, рассматривает окружающий мир как «продолжение себя», а адаптация происходит с точки зрения изменения этого мира. Культура и социум – пример такой адаптации.

Внимание у человека в этом смысле является определяющей силой, которая может доминировать над аффективностью. Относительно других животных, такой расклад является новым шагом в развитии (усложнении самоорганизации).  

продолжение следует…

1 2 3 4 5 7

Смотреть:
Особенности гипнотерапии некоторых групп граждан. Часть 2. Дети.
О перспективах использования гипноза в развитии человека. Часть 2.
5 (100%) 17 votes

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.