О перспективах использования гипноза в развитии человека. Часть 6. Результативность и достоверность.

Про достоверность.

К сожалению, принцип натурфилософии, хоть и является базовым для принципа познания, оставляет место для огромного количества спекуляций, поскольку в нём не выстроены условия верификации эмпирики и акценты смещены в сторону идеализма. Научный метод, выносящий за рамки рассуждений всю идеологию, оставил только логику и эмпирику. И, конечно же, научный метод не сам по себе, он только для достоверного решения задач, достоверного подтверждения и систематизации теории. А для жизни человеку недостаточно только логики. Напомню, что она лишь обеспечивает правильность рассуждений, не определяет ни целей, ни аксиоматики. Если же рассматривать научный метод в рамках позитивизма, то не получается системного подхода. Кстати, позитивизм исключает системный подход, поскольку там присутствует только формально-логический принцип линейной суперпозиции при синтезе. А это исключает корректный анализ социальных и биологических систем, где играет принципиальную роль применение диалектической логики. Тем не менее, нормативная составляющая в процессе познания, определяющая основания и целеполагание, просто необходима. Она всегда несёт заряд субъективизма, и тут нет никакого противоречия, если это опирается на эмпирику и реализует развитие, поскольку развитие – это и есть разрешение противоречия между субъектом и объектом с точки зрения диалектической логики. Напомню, что позитивизм противопоставляет себя диалектике.

Но вернемся к современной, не к ночи упомянутой, «академической» психологии и её производным, всем 4-м парадигмам этой самой психологии. К сожалению, она не удовлетворяет не только рамкам научного, но и, часто, натурфилософского подхода. Да и вообще с верификацией даже в экспериментальной психологии просто беда, поскольку в этой «науке» отсутствует инструмент анализа и возможность оценить состоятельность заданных нормативов в предмете исследования. Хотя, классическая аналитическая психология (психология сознания), не запомоенная фрейдизмом, время от времени пыталась напомнить о гипнозе и возможности интроспекции с переносом руководящего начала, как корректной возможности этого самого анализа, кто бы про это пытался услышать?! (см., например, работы Жана Пиаже).

***

Оно конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?

Н.В. Гоголь «Ревизор»

Кстати, относительно идеологии сильно грешила отечественная медицина образца СССР вообще и психотерапия в частности. Для этой самой идеологизированности использовалась фигуры не только вождей мирового пролетариата, но в наибольшей степени фигура Ивана Петровича Павлова. Во всех книгах про психотерапию посвящалось место верности учения Павлова относительно гипноза и его подавляющем превосходстве над теорией Фрейда с её ненаучностью «подсознания» и губительной буржуазной сущностью. К буржуазнсти учения Фрейда «порочности сущности» мы ещё вернёмся. И хотя об этом у меня уже много где было, тем не менее, эта самая «порочная сущность» имеет довольно-таки любопытное значение для вопроса развития.

Возьмём, к примеру, книгу В.Е. Рожнова «Гипноз в медицине» 1954 года издания, за которую я брался несколько раз и меня аж передёргивало. Упомяну, что о Рожнове отзывался П.И. Буль – «видный психотерапевт»… Говорят, что головой покачивал с ухмылочкой… Идеологизированность сама по-себе порочна, поскольку является ошибкой догматизации, что не содействует развитию никаких дисциплин. Примечателен факт, что Рожнов нигде в своих книгах не упоминает П.И. Буля, хотя вклад Петра Игнатьевича в развитие отечественной психотерапии огромен и бесспорен. ))) Пример Рожнова показывает нарушение логики и трезвого взгляда на то, что делает специалист, вроде бы выполняющий просветительско-научную задачу. Понятно, когда К.И. Платонов, говорит о важности психотерапии в народном хозяйстве, или П.И. Буль ссылается на важность социалистических ценностей в контексте института медицины и оба строят основания использования психотерапевтических методов на основе физиологической модели Павлова. Но когда в книгах про гипноз Рожнов в 1954 году цитирует Сталина, а в 1962 – Хрущева, нарушая логику повествования, рассуждает о «гениальных пророчествах» великого академика и заполняет логические дыры идеологической накачкой, это заставляет задуматься об аффективных перегибах, по меньшей мере, и конформизме вообще, совершенно не уместных для научной работы.

А вот другая книга, «Руководство по психотерапии» под редакцией того же В.Е. Рожнова уже 1979 года, опять переполнено идеологемами и с логикой тут тоже серьёзные проблемы, во всяком случае в статьях самого Рожнова. К этой книге мы ещё вернёмся… цитатник из неё знатный.

***

Так к чему я вспомнил про «всеобъемлемость учения Павлова, по причине его верности»?.. Ах да! Пьер, наш, Мари-Феникс Жане, как-то возразил Ипполиту Бернгейму, рассматривающему гипноз с прямолинейной позиции неврологии, что у психики есть свои законы, которые не сводятся только к физиологии… О диалектическом законе перехода количества в качество Жане что-то знал, а Бернгейм был позитивистом с аффективным запалом. И Иван Петрович Павлов тоже хотел гипноз свести к неврологии, как он на него вполне резонно смотрел, с точки зрения решения фундаментального вопроса «психического». Павлов, видимо, не принимал этой странной аксиомы диалектического подхода в отношении самоорганизованных систем, как аксиомы. И отчасти позицию Ивана Петровича можно понять, поскольку взаимосвязь между физиологией и поведением очевидна, а нормативное (организующий принцип) постоянно ускользает. И субстрат психики (нервная система) очевиден, а вот само явление скорее опосредовано. С другой стороны, слишком много спекуляций и подлогов, чтобы не поставить сверхзадачу и разобраться с этим вопросом.

К сожалению, наш великий академик взялся за решение при недостаточных основаниях, опираясь на физиологию своих любимых собачек… не имея возможности исследовать интроспекцию и всё попытался свести к поведению, то есть уже опосредованности по отношению к психике. При этом категорически решил не пользоваться «психологизмами», исключив их из рассуждений в принципе. Тем не менее, эмпирический фундамент отдельный от незаконченных теоретических построений в советской физиологической школе дал прекрасные стандарты для определения достоверности любых физиологических экспериментов, включая эксперименты с гипнозом. И пока что более систематизированного подхода по определению достоверности экспериментов с физиологией и поведением не создано. Это «золотой стандарт» обеспечивающий рамки научности исследования, даже если теоретические основания не верны, эмпирика будет неоспоримой. Этот стандарт справедлив и для психологических исследований, поскольку продуктивность определяется физиологией и поведением.

***

И, хотя в бихевиоризме, во всех его проявлениях, включая когнитивизм, всегда делают ссылочку на Павлова, и этот самый бихевиоризм считается «научно-обоснованным», даже там серьёзная напряженка с воспроизводимостью результатов экспериментов. Это показывает на типичную проблему подгонки результатов под гипотезы и неспособности корректно ставить поведенческие эксперименты ))). Ярким примером такой подгонки за счет военного бюджета служит так называемый «Стенфордский тюремный эксперимент» Зимбардо… а ведь его «результаты» давно стали явлением популярной культуры))). Эксперимент был проведён в 1971 году, а в 2018 был выявлен подлог… но миф останется в веках! (не переделывать же социальную мифологию (!)) Посмотрим, какая судьба ждёт этологию… Относительно «золотого стандарта» когнитивно-поведенческой терапии отдельная история.

***

А есть ли логика в гипнозе? Это, как раз единственный существующий вариант, где возможно соблюдение корректных рамок анализа психики, что показал П. Жане (см. психический автоматизм). Кроме того, именно гипноз показывает возможность четкого выделения категорий анализа в рамках любой задачи работы связанной с психикой. Мало того, гипноз показывает определённость предельных категорий психической активности и торможения, связь психики с физиологией и то, каким образом реализуются психический синтез. И верификация, и достоверная повторяемость любого эксперимента в рамках гипноза может быть обеспечена (проверено на людях))). И применение диалектической логики, подкреплённой физиологией, в случае гипнотизма работает железобетонно (!). Но гипнотизм не вписывается в рамки позитивизма… Да и психика вообще в эти рамки позитивизма не вписывается, так что давайте не будем её замечать и будем рассказывать про реакции и рефлексы )))… в общем, полный бихевиорец…

Эвристический подход и когнитивистика

Как известно, в когнитивной психологии «эвристиками» называют в основном неверные решения, создающие «когнитивные искажения», которые, в соответствии с догматом когнитивистики, всеми силами нужно забарывать. Здесь же под эвристиками я буду понимать любые решения, как нормативный принцип. И не важно, к чему они ведут, проверены ли они на практике, опираются ли они на логику или интуицию… повторяю, любые решения. А «эвристическим подходом» я обозначу хорошо забытый подход кибернетики в отношении когнитивных (гностических) функций психики человека, широко распространенный в СССР в 60-е, 70-е годы XX века.

Любой процесс познания – это разрешение кризисной ситуации. Хорошо, когда пользуешься уже готовым систематизированным материалом. Это упорядочивает картину мира, создает иллюзию индивидуального достижения и развития ))). Реальное же развитие – это когда решаешь реальную задачу, пытаясь разобраться во входящих условиях, не зная, какой результат будет на выходе, имея только ожидания (или не имея), особенно в условиях цейтнота. Так вот, эвристический метод – это принцип поиска закономерностей и способность оценивать достоверность принятых решений. На деле, развитие вообще можно свести к поиску и оценке закономерностей в окружающем мире в зоне интересов индивидуума и реализации этих интересов с помощью этих самых закономерностей. Тем самым, знания превращаются в технологии. В рамках такого подхода развитие как поиск обречено сталкиваться с ошибками. Ошибки могут быть просто логические, и тогда нужно ставить навык логики в рассуждениях, но ошибки могут быть и нормативные, то есть ошибки в принятых решениях (ошибки пресуппозиции)… повторяю, сама по себе логика является лишь описательным инструментом и смысловой нагрузки не несёт, она определяет лишь следствия при аксиоматически выстроенных основаниях, показывает наличие или отсутствие противоречий во входящих условиях… В данном подходе, субъект имеет право на ошибки, мало того, они неизбежны при реальном поиске, когда результат совсем не очевиден. Но он также обязан верифицировать все результаты, включая ошибочные (в контексте принятых решений). Именно верификация определяет достоверность результата и оправданность принятых решений.

***

Относительно развития индивидуума вообще глупо говорить об ошибках, если он пытается проверять результаты своего опыта, даже если он не пользуется логикой и полностью опирается на магическое мышление. Является ли солипсизм ошибкой? – вопрос весьма относительный… сильно зависит от индивида. На мой взгляд (мой субъективный взгляд) – это бесполезная цель, но может быть чем-то стоящим для человека верующего. На мой взгляд, ошибкой является навязывание солипсизма другим, поскольку это лишает любопытства, как движущей силы. Это является ошибкой относительно развития общества, если общество движется к прогрессу, но может и не являться ошибкой относительно развития индивида.

***

Можно систематизировать логические ошибки и попробовать систематизировать закономерности. Однако, проблема в сложности определиться с самим принципом развития. Можно лишь научить принимать решения (хоть какие-то решения), то есть быть инициативным и выстроить навык использования логики в различных условиях. Можно показать примеры того, как были выстроены и определены те или иные закономерности, что во многом является важным фактором обучения. Желательно показывать все противоречия, которые привели поиск к результату, а не показывать окончательный результат. Ведь поиск и развитие – это всегда разрешение противоречий. И в таком контексте когнитивная психология, фактически заявляющая себя предметом о «правильности мышления» — фактически бесполезна. С этой задачей, в рамках возможного, давно справилась классическая немецкая философия. А систематизировать когнитивные искажения, как нечто универсальное, от этих самых ошибок ограждающее – полная чушь, которая порождает лишь иллюзию подготовленности и наличия некоего «метаязыка». Этот метаязык давно найден – имя ему математика. А вот чему нужно учить, так это способности верифицировать явления и выявлять типичные (!) ошибки, искажающие заданные цели.

 

Смотреть:
Гипноз online. Часть 2. Гипнотерапия депрессии. Отзыв.

Про «Это работает!» и «порочность сущности» буржуазного сознания (вместо заключения)

Деньги – главный герой моих произведений, потому что я пишу о людях. Если бы я писал о пчелах, то главным героем был бы мед.

Курт Воннегут

Вернусь к «Руководству по психотерапии» под редакцией В.Е. Рожнова и его рассуждениям о деонтологии и психотерапии в самой первой главе этого руководства. И здесь профессор активно перемешивает вопросы административные, идеологические и, собственно, психотерапевтические. И, судя по строкам статьи, «всеобъемлющее учение Маркса» добралось до всех уголков бытия передовой социалистической сознательности, которая со всей пролетарской решимостью, всем своим видом подрывает основы сознания буржуазного! ))) «Видный психотерапевт» таким пафосным пылом и аффективным накалом создаёт множество логических дыр и нарушает принципы диалектического материализма. При этом психотерапия, в его интерпретации, превращается из медицины в орудие пропаганды, причём совершенно необоснованно. Данную главу руководства («Деонтология и психотерапия») я буду использовать в качестве основы для анализа ошибок и противоречий в построении принципов профессиональной этики. Кроме того, сами принципы послужат основой для разъяснения сущности «порочности буржуазного сознания» и «профессионального солепсизма».

Тем не менее, я рекомендую ознакомиться с данной книгой всем, кто интересуется психотерапией вообще и гипнотерапией в частности. В ней имеется несколько фундаментальных концепций отечественной психотерапии, например принципы коллективной психотерапии, предложенной Бехтеревым и взятой за основу многими ведущими отечественными психотерапевтами, и эмоционально-стрессовой психотерапии, которая обобщила в себе несколько фундаментальных принципов системного подхода в работе с психикой. И как бы я не относился к В.Е. Рожнову, его вклад в систематизацию отечественной психотерапии действительно видный. )))

***

Тем не менее, перейду критическому разбору некоторых положений вышеуказанной главы руководства. Они очень хорошо впишутся в дальнейшие рассуждения. Итак, деонтология в советской психотерапии, по мнению Рожнова, опирается на коллективизм, высокие нравственные идеалы строителя коммунизма и исключение ятрогенности. При этом он обозначает профессиональную этику частью деонтологии, не раскрыв сущность явления профессиональной этики. Это он противопоставляет индивидуализму, «бессовестной конкуренции», и бизнесу в медицине. И здесь сразу же проблема в том, что он пытается сравнивать не сравнимые вещи. Вот если бы он сравнивал диалектический подход рассмотрения вопросов и конкуренцию, как принцип развития мышления, принятия решений и выстраивания профессиональных мотивов и принципы работы социальных институтов медицины, в этом была бы логика. А поскольку психотерапевт работает, в основном один, а коллектив и принципы коллективизма – является скорее обеспечивающей средой для профессиональной деятельности, то это вещи не сравнимые. Сравнивать нужно компетенцию специалистов, эффективность и достоверность методов, результативность работы институтов психотерапии в целом по одним и тем же вопросам. Кроме того, критика Рожнова совершенно однобока и не логична, скорее эмоциональна. Категория «врач-психотерапевт», как и категория «врач-стоматолог» в Советском Союзе в 70-80-е годы часто имели частную (коммерческую) практику по ряду вопросов, тем самым также были приобщены к «бизнесу в медицине» и заражены буржуазным сознанием.  Проблема ведь не в людях, а в общественном бытии, то есть условиях, которые создают общественные отношения и стимулируют не выполнять свой социальный долг, а становиться бизнесменом.

Противоречие, которое нужно разрешить, – оно  между бизнес-подходом и профессиональной ответственностью врача. Кстати это довольно эффективно разрешается принципом разделения труда. Врач занимается технической стороной вопроса и руководствуется своими профессиональными мотивами, а администратор, как бизнесмен обеспечивает рабочий процесс и все вопросы бизнеса берёт на себя. В рамках клиники – эти вопросы решает главврач. И на буржуазном западе это вполне практиковалось, но конечно сильно зависело от главврача. Это сейчас у нас происходит в полной мере). Это что касается стимулов.

Но здесь есть ещё один нюанс – «буржуазность сознания» вступающая в противоречие с «профессиональным мотивом». Для меня, например, не приемлемо работать на процесс, а не на результат. Результат должен быть виден сразу, после первого сеанса – это для меня одно из требований профессиональной этики, или работа не оплачивается. Это может быть промежуточный результат, но он должен быть виден. У меня не бывает постоянных клиентов. Я решаю задачи – это профессиональная формула. Оплата в реализации моего мотива осуществляет скорее «ответственное участие» клиента в моей работе. У меня есть чисто коммерческие проекты, но и здесь я отдаю приоритет профессионализму. Совесть и «бессовестная конкуренция» – категории не профессиональные.

Категория «буржуазное сознание», в моём понимании, отталкивается от принципа, который К. Маркс выразил в два слова: «ВСЁ ТОВАР». То есть оно означает, что человек старается все ценности свести к деньгам и к шкурному интересу. О таком мотиве говорил В.И. Ленин, обозначая людей, которые старались приспособиться к советской власти, но не имеющие намерений строить коммунизм – шкурники. И наличие «буржуазных пережитков» определялось прежде всего наличием шкурных интересов у граждан. Отличный, выпуклый пример буржуазности сознания описан у Булгакова в «Собачьем сердце» в виде профессора Преображенского. У Филлипа Филлиповича частная практика, он берётся за сомнительные заказы, проявляет типичный шовинизм по отношению к пролетариату, концептуально описанный Мерешковским в «Грядущем хаме». И этот персонаж далеко не однозначный, он занимается научной работой, он, вполне оправданно, мирового уровня физиолог. То есть у него присутствует два мотива: и шкурный, и профессиональный. Предлагаю Филипа Филиповича для самостоятельного аналитического разбора, не эмоционально-оценочного, а диалектического ))).

***

И, вроде бы, В.Е. Рожнов указывает на «индивидуализм», но индивидуализм – это одно из базисных условий системы капитализма, а вовсе не личное качество врача, который может делать акцент на шкурных интересах, а может и не делать. Шкурничество проявляется при любом социально-общественном строе. Просто в капитализме, где буржуазные отношения провозглашены, как высшая ценность, это шкурничество поощряется прямо или косвенно. А это влечёт за собой следствия, которые я постараюсь разобрать.

Если вспоминать таких авторов, как К.И. Платонов, П.И. Буль, С.И. Консторум, которые критиковали фрейдизм с позиций советской психотерапии за мифологизацию, ненаучность, отсутствие внятной теории, методологии и достоверности, то Рожнов противопоставляет советскую психотерапию фрейдизму и неофрейдизму с идеологических позиций, что также нарушает диалектический подход. Не с точки зрения подходов, не с точки зрения эффективности и достоверности, не как реальную альтернативу, а с точки зрения идеологии (?!). Да, фрейдизм и фрейдистская концепция подсознания – действительно плод буржуазного сознания. Но если посмотреть на подмену понятий и замену идеологией самостоятельного полноценного мышления, личной инициативы, доступа к знаниям и образованию, формирование оснований для классовой разобщённости – это всё ведёт к усугублению в обществе шкурных интересов и отчуждения. И Рожнов как раз подменяет логику эмоциями, диалектику лозунгами, там, где это не уместно.

***

«Профессиональный мотив», определяет примат профессиональной ответственности перед «буржуазностью» поведения, то есть, с одной стороны, это вторичность оплаты по отношению к профессиональному долгу («деньги за результат»), отказ от навязывания ненужных услуг. Но, конечно, хорошая работа должна быть достойно оплачена. Качество работы оценивается объективным результатом. Такой подход вполне вписывается в буржуазный социальный строй, при этом не несёт в себе дефекта «шкурности», но сильно зависит от личности профессионала.

Во фрейдизме и неофрейдизме, который берёт на себя во многом воспитательную роль втюхивается бесконечный процесс «психотерапии», навязывается магическое сознание, как «психоаналитикам» (чем дальше гляжу на это, тем больше повторяю вопрос «а причём тут анализ?»), так и их клиентам, а вместо решения задач спекулируют на эмоциях. Про научность и достоверность… достоверность чего? мифов?… ФТОПКУ!!!  

Но, тут решает американский принцип «ЭТО РАБОТАЕТ!», в смысле «ЭТО» продается)))

 

Смотреть:
Гипнотизм и психоанализ. Часть 4.

1 2 3 4 5 6 7

О перспективах использования гипноза в развитии человека. Часть 6. Результативность и достоверность.
5 (100%) 1 vote

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.